Анализ государственной программы юстиция

Проблемы организации и функц ионирования адвокатуры

Гаврилов С.Н.

о государственной ПРОГРАММЕ «ЮСТИЦИЯ» И КОНЦЕПЦИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ рынка профессиональной юридической помощи

Цель: Анализ положений государственной программы «Юстиция», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 312, и входящей в нее Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» на предмет соответствия правовым требованиям и требованиям менеджмента проектов, а также формулирование предложений по разработке концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи и созданию национальной системы профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи.

Методология: Использовались формально-юридический метод, метод целеполагания, а также иные методы менеджмента проектов.

Результаты: Проанализированная государственная программа «Юстиция», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 312, и входящая в нее Подпрограмма 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» в части определения целей, постановки задач, отбора целевых индикаторов и показателей, определения ожидаемых результатов не в полной мере соответствует нормативным правовым требованиям (в частности, Методическим указаниям к Приказу Минэкономразвития России от 20.11.2013 № 690 «Об утверждении Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации») и требованиям современного менеджмента проектов, в частности, требованиям целеполагания (соответствия целей SMART-критериям). По указанным причинам объективная оценка степени достижения поставленных в государственной программе «Юстиция» (Подпрограмме 1) целей и решения соответствующих задач невозможна. С учетом анализа положений государственной программы «Юстиция» (Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций»), анализа общего состояния рынка профессиональной юридической помощи, мнений и выводов по данной проблематике научного и профессионального сообщества предлагается создать национальную систему профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи. Также в статье определяются основные требования к этой системе.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой степенью новизны и оригинальности, поскольку в ней реализована одна из первых попыток проанализировать положения государственной программы «Юстиция» (Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций») не только с позиции формально-юридического, но и управленческого подхода. Статья обладает высокой научной и практической ценностью, поскольку в ней, наряду с обоснованием вывода о неудовлетворительном качестве Программы с позиции соответствия её нормативным правовым требованиям и требованиям современного менеджмента (проектного менеджмента), делается предложение по реализации комплексного, системного подхода к обеспечению конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, регулированию рынка профессиональной юридической помощи. Реализация указанного подхода возможна путем формирования национальной системы профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи, основные требования к которой обозначены в статье.

Ключевые слова: государственная программа «Юстиция», концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи, национальная система профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи, юридические услуги, адвокатура, квалифицированная юридическая помощь, реформа.

Gavrilov S.N.

ON the state program «justice» and the concept of regulation of the market of

PROFESSIONAL LEGAL ASSISTANCE

Methodology: The formal legal method, method of goal-setting, and other methods of project management were used.

Вполне очевиден тот факт, что рынок юридической помощи (услуг) в России требует не столько реформирования, сколько изначальной организации и соответствующей правовой регламентации. Само обстоятельство, что оказанием юридических услуг на профессиональной основе может заниматься неограниченный круг лиц, свидетельствует о ненадлежащем правовом регулировании данной сферы и необходимости реализации мер по ее упорядочению.

Одной из таких мер является принятие государственной программы Российской Федерации «Юстиция» (далее — Программа). Программа содержит Подпрограмму 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» (далее — Подпрограмма 1), относящуюся к регулированию сферы юридических услуг и деятельности адвокатуры.

Сам факт принятия Программы является положительным и свидетельствует о понимании государством значимости проблем, существующих на рынке юридических услуг.

Вместе с тем, процесс реализации Программы идет весьма непросто и, по нашему мнению, не во всем последовательно, а отдельные положе-

ния Программы вызывают множество замечаний и вопросов.

1. Анализ отдельных положений Программы (Подпрограммы 1)

Общий анализ текста Программы (Подпрограммы 1) в части выбора целей, постановки задач, отбора целевых индикаторов и показателей, а также определения ожидаемых результатов позволяет сделать вывод о неудовлетворительном качестве Программы и ее неспособности стать инструментом формирования рынка юридических услуг и реформирования адвокатуры.

С точки зрения нормативных требований, Программа не в полной мере соответствует Приказу Минэкономразвития России от 20.11.2013 № 690 «Об утверждении Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации» (зарегистрирован в Минюсте России 03.02.2014, № 31212), которым утверждены соответствующие методические указания (далее — Методические указания к Приказу МЭР № 690).

С позиции требований современного менеджмента налицо несоответствие поставленных в Программе (Подпрограмме 1) целей SMART-

Проиллюстрируем это отдельными примерами.

1.1. Цели Программы. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что цели Программы («развитие в обществе правовой модели поведения граждан, преодоление правового нигилизма, поддержание устойчивого уважения к закону и повышение доверия к правосудию»), обладая (в определенной степени) признаком специфичности, не соответствуют признакам конкретности, измеримости, достижимости и релевантности.

Можно ли, например, говорить о конкретности, измеримости и достижимости целей, если сама формулировка целей содержит не фиксируемые (конечные) результаты, а лишь признаки некоего процесса («развитие», «преодоление», «поддержание», «повышение»)?

Кроме того, такие понятия, как «правовая модель поведения граждан», «правовой нигилизм», «устойчивое уважение к закону», «доверие к правосудию», требуют формального определения с указанием на сущностные признаки и критерии, подлежащие оценке.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1.2. Задачи Программы. Формулировка задачи Программы, которая является одновременно формулировкой цели Подпрограммы 1, также носит неконкретный, «процессный» характер: «Повышение уровня защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций».

При этом использование термина «уровень защиты» предполагает не только толкование соответствующего понятия, но и наличие критериальной шкалы, определяющей градацию уровня и методику его оценки. Программа не содержит указанных положений. Таким образом, измерить уровень, констатировать его «повышение», «стабильность» или «понижение» и, соответственно, установить степень решения задачи невозможно.

1.3. Целевые индикаторы и показатели. Один из целевых индикаторов и показателей Программы — «соотношение общего количества адвокатов, имеющих действующий статус, сведения о которых внесены в реестр, к населению Российской Федерации». Указанный показатель не является, по нашему мнению, достаточным для объективной оценки степени решения соответствующей задачи («Повышение уровня защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций»). Увеличение общего количества адвокатов, имеющих действующий статус, само по себе не

свидетельствует о повышении уровня защиты, поскольку таковой предопределяется еще и рядом других, не менее значимых факторов.

В частности, вывод о достижении указанного результата можно сделать лишь на основе анализа общего состояния потребности в правовой защите в определенный период (согласно плану реализации Программы — ежегодно), в определенной правовой сфере, а также с учетом оценки уровня качества оказываемой помощи и ряда других факторов.

Для того чтобы сделать корректный вывод о степени решения указанной задачи Программы, следует учитывать тот факт, что уровень потребности в правовой помощи, как и сам «уровень защиты», может быть различным в определенных правовых областях и быть разным (меняться) как в географическом, так и временном измерении.

Определение некоего «среднего по России» уровня защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций считаем недостаточным, поскольку оно не позволит сделать объективные выводы о реальном состоянии рассматриваемой сферы (по отдельным регионам; в отдельных областях права и правоприменения; в соответствующие периоды). Как следствие, предложить адекватную программу дальнейших, основанных на фактах, корректирующих действий будет, как минимум, затруднительно.

1.4. Не меньше замечаний вызывают и положения Подпрограммы 1.

Считаем не вполне корректным термин «упорядочение», содержащийся в формулировке Задачи 1, применительно к институту адвокатуры в контексте: «упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры».

Оказание квалифицированной юридической помощи юридически упорядочено Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (с послед. измен. и доп.; далее — Закон об адвокатуре), Кодексом профессиональной

этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, с послед измен. и доп.; далее — КПЭА) и комплексом иных актов адвокатской корпорации. Допустимым, по нашему мнению, в указанном контексте был бы термин «совершенствование», который, вместе с тем, не отвечает требованию конкретности.

1.5. Юридически некорректным является употребление термина «статус», (Задача 2) в контексте: «повышение статуса адвокатов в профессиональном юридическом сообществе», поскольку термин «статус адвоката» используется, в частности, в статьях Главы 3 Закона об адвокатуре и не должен иметь иных, кроме предусмотренных законодательством, толкований.

Более корректным в данном случае было бы употребление термина «авторитетность», но который в рассматриваемом контексте подлежит объективной оценке лишь при условии определенности толкования и проведении соответствующих социологических исследований.

1.6. Неприемлемо, по нашему мнению, употребление термина «создание» (Задача 2) в контексте: «создания механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации». Указанные механизмы закреплены Законом об адвокатуре, КПЭА и комплексом иных актов адвокатской корпорации. Это же относится к необходимости «введения в действие эффективного механизма исключения из профессии». Применительно к адвокатуре вывод о неэффективности такого механизма, по нашему мнению, не является обоснованным. Во всяком случае, в тексте Программы он не мотивирован. Более приемлемым, как нам представляется, в данном контексте было бы употребление термина «совершенствование», который, впрочем, также не соответствует требованию конкретности.

1.7. Задача 3 предусматривает «развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников». Полагаем, что более корректна и конкретна задача обеспечения «допуска к профессии лиц, отвечающих соответствующим квалификационным и иным требованиям», в число которых (требований) должно входить и требование добросовестности.

Термины «развитие» и «поддержание», использованные в тексте формулировки Задачи, не соответствуют требованию конкретности.

1.8. Задача 4 «обеспечение оказания юридической помощи адвокатами, в том числе бесплатно» также представляется поставленной некорректно.

Обеспечение юридической помощи адвокатами, в том числе бесплатно, предусмотрено Законом об адвокатуре и иными нормативными правовыми актами.

1.9. В качестве целевых индикаторов и показателей Подпрограммы 1 указаны:

— объем юридических услуг (помощи), оказанных адвокатами бесплатно (в натуральном выражении);

— удельный вес услуг, оказанных адвокатами гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в общем объеме услуг, оказанных адвокатами;

— доля граждан, удовлетворенных качеством юридических услуг (помощи), от общего числа граждан, обратившихся к адвокатам.

1.10. Целевые индикаторы и показатели Подпрограммы, по нашему мнению, лишь в незначительной мере могут позволить объективно оценить степень решения задач и достижения соответствующих целей, при том, что числовые значения в тексте Подпрограммы 1 не обоснованы.

Так, «объем юридических услуг (помощи), оказанных адвокатами бесплатно (в натуральном выражении); удельный вес услуг, оказанных адвокатами гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в общем объеме услуг, оказанных адвокатами», лишь отчасти влияют на «повышение уровня защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» (как цели). И относится это, как видно из формулировки, лишь к категории «граждан», но не «организаций».

Впрочем, среди «ожидаемых результатов реализации Подпрограммы» заявленное в целях «повышение уровня защиты» в отношении «организаций» не предполагается вовсе, поскольку речь там идет о «создании единого рынка услуг по оказанию юридической помощи, доступной различным группам населения», что не в полной мере соответствует поставленной Подпрограммой 1 цели. Следовательно, ожидаемый результат не согласован с поставленной целью, а сама цель нерелевантна.

1.11. В качестве одного из целевых индикаторов и показателей определена «доля граждан, удовлетворенных качеством юридических услуг (помощи), от общего числа граждан, обратившихся к адвокатам».

По нашему мнению, он не сможет обеспечить объективную оценку степени достижения цели (в части «качества»).

Известна проблема отсутствия единого толкования самого конституционного понятия «квалифицированная юридическая помощь» , которая в значительной степени касается и понятия «качество юридической помощи (услуги)».

Без определения критериев «качества» юридической помощи (услуги), разработки соответствующей методики и определения правовых и организационных требований к процессу сбора и обработки данных опросов будет невозможно надлежаще собрать и объективно оценить такие данные, а в конечном итоге, объективно определить степень достижения соответствующего показателя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, при оценке качества юридических услуг недопустимо руководствоваться лишь данными о степени удовлетворенности потребителей услуги.

Оценка качества юридической помощи (услуги) может осуществляться по различным аспектам. В частности, это сервисная составляющая (удобство и комфорт при оказании услуги и др.); качество процесса оказания юридической услуги (полнота и всесторонность анализа правовой ситуации, выработка правовой позиции по делу и др.); качество результатов работы по делу (качество составленных правовых документов, полнота и соответствие закону юридического консультирования и др.); качество правового результата (например, удовлетворение или отказ в удовлетворении иска и др.).

Получение информации о качестве юридических услуг (помощи), которая сведется лишь к оценке «сервисной составляющей» или к сбору результатов опроса по принципу: «выиграно дело (например, удовлетворен иск и т. п.) — хорошее качество; проиграно — плохое качество», исказит реальную картину качества оказываемых юридических услуг (помощи). Во всяком случае, это ограничит оценку качества оказываемой юридической помощи лишь определенными аспектами. Такой «урезанный» подход к пониманию качества юридической услуги (помощи), по нашему мнению, как минимум, должен быть обоснован и специально оговорен в Программе.

Есть и ряд других замечаний к содержанию Программы (Подпрограммы 1).

При столь неудовлетворительном качестве Программы рассматривать данный документ в качестве действенного инструмента упорядочения рынка юридических услуг и реформирования адвокатуры не приходится.

2. О концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

При очевидной, как нам представляется, неспособности Программы быть основой для реформирования рынка профессиональной юридической помощи представители Минюста и адвокатуры пошли более реалистичным путем. Об этом свидетельствует, в частности, и создание межведомственной рабочей группы Минюста России по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи , и деятельное участие Федеральной палаты адвокатов во всех процессах, связанных с данной тематикой, и активизировавшееся взаимодействие в рассматриваемой сфере представителей адвокатуры и юридического бизнеса .

2.1. Как видно, решено изначально сконцентрироваться на создании «Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, направленной на обеспечение доступа граждан и юридических лиц к получению квалифицированной юридической помощи» (далее -Концепция). Вероятно, именно в Концепции будет сделана попытка выявить ключевые вопросы, определяющие общую конфигурацию рынка юридических услуг, и обозначить те условия, на которых он будет формироваться.

В частности, требуют ответа вопросы: кто из субъектов оказания юридической помощи (услуг) и на каких условиях будет допущен на этот рынок, на базе какой организации произойдет объединение таких субъектов, и каковым будет этот процесс?

Кроме того варианта, когда государство само патронирует деятельность субъектов оказания квалифицированной юридической помощи, существует еще два: когда полномочия объединения юристов делегируются нескольким профессиональным сообществам и когда такое объединение осуществляется на базе адвокатуры.

Нам представляется вполне убедительной аргументация, согласно которой делается вывод, что из трех основных вариантов определения структуры создаваемого рынка именно объединение на базе адвокатуры является наиболее обоснованным .

Но хотелось бы остановиться на одном ключевом, по нашему мнению, вопросе.

2.2. Вызывает опасение тот факт, что, пытаясь решить пусть очень важные и остро стоящие проблемы, о которых говорилось выше (включая вопросы, на какой базе и как объединяться), мы за этими «важными частностями» рискуем упустить из вида главное.

Решение задачи формирования и регулирования рынка юридических услуг должно осуществляться на системной и комплексной основе.

Если исходить из того, что основной целью (стратегически) должно стать обеспечение реализации конституционного положения о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь, а задача создания и регулирования рынка юридических услуг является лишь тактической задачей, то следует ставить вопрос о создании национальной системы профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи (далее — Национальная система). И лишь с позиции создания такой Национальной системы следует решать все указанные выше и множество иных, не попавших в сферу внимания Программы «Юстиция» и Концепции, вопросов.

2.3. Создание Национальной системы должно, по нашему мнению, предполагать:

— стандартизацию квалифицированности и доступности профессиональной юридической помощи, как систему единых для профессиональной сферы оказания юридической помощи критериев, правил и норм, регулирующих ее (помощи) оказание;

— создание эффективных механизмов (систем, средств) обеспечения, оценки и контроля квалифицированности и доступности оказываемой профессиональной юридической помощи, построенных на принципах профессионального самоуправления;

— стандартизацию качества профессиональной юридической помощи, как систему единых для профессиональной сферы оказания юридической помощи критериев, правил и норм, регулирующих процессы, определяющих требования и результаты ее оказания;

— создание эффективных механизмов (систем, средств) обеспечения, оценки и контроля качества оказываемой профессиональной юридической помощи, построенных на принципах профессионального самоуправления.

Необходимость создания национальных стандартов по оказанию профессиональной юридической помощи обусловлена особой значимостью для государства и общества правовой сферы вообще и обеспечения защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц в частности.

Данные стандарты должны предусматривать не только соответствие субъекта оказания юридической помощи определенным квалификационным и иным требованиям (стандарты квалифицированности субъекта оказания юридических

услуг) и процедуру допуска таких лиц к осуществлению ими деятельности на профессиональной основе, но и надлежащее качество самих процессов оказания юридической помощи и их результатов (стандарты качества юридической помощи).

Вместе с этим, процессы организации профессионального оказания юридической помощи и стандартизации качества юридической помощи должны строиться на основе самоуправления и строгого ограничения вмешательства в них государства. Это обуславливается необходимостью независимости при оказании юридической помощи.

При этом стандарты должны обеспечивать должную автономность в деятельности юриста, достаточную степень его независимости от самой корпорации в профессиональных вопросах и учитывать, в частности, творческий характер такой деятельности.

2.4. Национальная система профессионального оказания квалифицированной юридической помощи должна включать, в частности, правовые механизмы (системы, процедуры):

— обеспечения физических и юридических лиц юридической помощью (в том числе доступной, квалифицированной и надлежащего качества);

— допуска определенного круга лиц к профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи (отдельных ее видов);

— приобретения лицом, обладающим надлежащей квалификацией, профессионального статуса, дающего право оказывать на профессиональной основе юридическую помощь либо участвовать в ее оказании в определенном качестве;

— приобретения лицом, обладающим надлежащей компетентностью, специального профессионального статуса, дающего право оказывать на профессиональной основе определенные виды (в определенной области права) юридической помощи либо участвовать в ее оказании в определенном качестве;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— запрета на оказание профессиональной юридической помощи для лиц, не обладающих правом оказания профессиональной юридической помощи либо лишенных такого права;

— лишения (приостановления, прекращения) субъекта оказания профессиональной юридической помощи профессионального (специального профессионального) статуса, дающего право оказывать на профессиональной основе юридическую помощь либо участвовать в ее оказании в определенном качестве;

— обеспечения (подтверждения, поддержания, повышения) надлежащей квалификации и компетентности субъекта оказания профессиональной юридической помощи, дающие право оказывать профессиональную юридическую помощь;

— формирования правил профессии (профессиональных стандартов), в том числе норм профессиональной этики, в части требований к доступности, квалифицированности и качеству профессиональной юридической помощи;

— контроля и оценки доступности и качества профессиональной юридической помощи, включая дисциплинарные механизмы (системы, процедуры), построенные исключительно на принципе самоуправления;

— обеспечения процесса оказания профессиональной юридической помощи ресурсами, необходимыми и достаточными для оказания доступной, квалифицированной, надлежащего качества профессиональной юридической помощи;

— обеспечения субъектов оказания профессиональной юридической помощи надлежащими гарантиями, дающими возможность оказания ими (субъектами) доступной и квалифицированной юридической помощи.

Надеемся, что Концепция не повторит судьбу Программы «Юстиция» как документа, неспособного быть инструментом реформирования рынка юридических услуг (сферы оказания профессиональной юридической помощи), но станет основой для создания Национальной системы профессионального оказания квалифицированной юридической помощи.

Пристатейный библиографический список

1. Адвокатура и юридический бизнес: начало диалога // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2015. № 3 (50). С. 156-158.

2. В межведомственной рабочей группе Минюста России по подготовке проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2015. № 3 (50). С. 160-161.

3. Гаврилов С.Н. К вопросу о толковании отдельных терминов в контексте построения корпоративной системы менеджмента качества юридической помощи (услуг) в адвокатуре // Адвокатская практика. 2010. № 5. С. 4-19.

4. Шаров Г.К. Почему именно адвокатура // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2015. № 3 (50). С. 184-188.

References (transliterated)

1. Advokatura i juridicheskij biznes: nachalo dialoga // Vestnik Federal’noj palaty advokatov RF. 2015. № 3 (50). S. 156-158.

4. Sharov G.K. Pochemu imenno advokatura // Vestnik Federal’noj palaty advokatov RF. 2015. № 3 (50). S. 184-188.

Уфимский центр судебных экспертиз

г. Уфа, ул.Адмирала Макарова, 26/1 Тел- (347) 233-38-69

С радостью сообщаем вам, что начал работу Уфимский центр судебных экспертиз, являющийся членом Палаты судебных экспертов Российской Федерации. Наш центр обладает уникальным оборудованием и современными методиками производства различных судебных экспертиз, что подтверждается Сертификатом соответствия требованиям системы добровольной сертификации негосударственных судебно-экспертных лабораторий. Все это позволяет в кратчайшие сроки проводить следующие виды экспертиз и исследований любой сложности: судебно-почерковедческая экспертиза, технико-криминалистическая экспертиза документов, экспертиза определения давности изготовления документов, судебно-трасологическая экспертиза, судеб-но-автотехническая экспертиза, исследование холодного оружия, экспертиза материалов, веществ, изделий, строительно-техническая экспертиза, исследование объектов с составлением отчета об оценке их стоимости, психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа, другие виды экспертиз и исследований.

Кроме того, проводятся устные и письменные консультации, экспертное сопровождение юридических и физических лиц по гражданским, уголовным и арбитражным делам.

Официально постановление от 30 марта было опубликовано 4 апреля. Согласно документу, изменения коснутся параметров финансирования госпрограммы.

Изменяются суммы бюджетных ассигнований, выделяемых на реализацию программы. Это оказалось необходимо в связи с тем, что все госпрограммы ежегодно нужно приводить в соответствие с федеральным бюджетом. Суммы постоянно приходится пересматривать, поскольку меняются условия действия программы, а бюджет ежегодно распределяется заново, и иногда сценарий может значительно измениться. Цифры, однако, в этот раз меняются незначительно, в пределах нескольких миллионов рублей.

В этом сюжете

  • Медведев скорректировал госпрограмму «Юстиция» на ближайшие три года 5 апреля, 22:32

Также постановление актуализирует другие значения целевых показателей. В частности, из «Юстиции» исключают паспорт федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007–2016 годы)» и переносят сроки действия некоторых других подпрограмм. В тексте документа для этого меняются сроки: например, цифры «2017» заменяются на «2018» в разделе «Приоритеты и цели государственной политики в сфере реализации государственной программы Российской Федерации «Юстиция».

Изначально в программе «Юстиция», опубликованной на сайте Минюста, указано, что на ее реализацию государство планирует потратить 2,3 млрд руб. Основными целями программы являются «развитие в обществе правовой модели поведения граждан, преодоление правового нигилизма, поддержание устойчивого уважения к закону и повышение доверия к правосудию». Предполагается, что в результате ее реализации Россия придет к полному соблюдению прав и свобод человека, повышению уровня правовой защиты и улучшению качества исполнения решений судов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *