Александр бушев ПМР

Первый заместитель Председателя Правительства ПМР Майя Парнас и заместитель Председателя Правительства – Председатель комитета цен и антимонопольной деятельности Виталий Улитка провели рабочее совещание с представителями министерства здравоохранения.

Стороны обсудили ход строительства здания перинатального центра ГУ «Республиканский центр матери и ребенка».

Напомним, объект строится в рамках реализации программы автономной некоммерческой организации «Евразийская интеграция». Центр будет оказывать жителям республики все виды квалифицированной, высокотехнологической медицинской стационарной помощи в области акушерства и неонатологии. Также в нем будут осуществлять консультативно-диагностическую помощь женщинам и детям младшего возраста.

На сегодняшний день уже завершены котлованные работы и ведется прокладка инженерных сетей.

В совещании также приняли участие: министр здравоохранения Татьяна Скрыпник, министр финансов Елена Гиржул, первый заместитель министра юстиции Александр Бушев, начальник правового управления министерства здравоохранения Светлана Белошевская, главный врач ГУ «Республиканский центр матери и ребенка» Наталья Слепуха, заместитель главного врача по экономическим вопросам ГУ «Республиканский центр матери и ребенка» Людмила Квасюк.

x

В министерстве юстиции Приднестровья зарегистрировано более 600 общественных организаций, и лишь единицы открыто занимаются правозащитной деятельностью и критикуют местные власти. Их существование и работа оказались под угрозой после утверждения нового закона «О некоммерческих организациях (НКО)»: он запрещает политическую деятельность тем, кто получает иностранное финансирование. При этом под термин «политическая деятельность» при желании можно подвести почти все что угодно. Юристы называют новый закон калькой с российского «об иностранных агентах», а общественники уверены, что так чиновники пытаются выстроить барьер между лояльными и нелояльными по отношению к власти организациями.

Без политики

Новый закон «О некоммерческих организациях (НКО)» в Приднестровье вступил в силу в мае 2018 года. Среди прочего, он запрещает НКО, получающим иностранное финансирование, вести «политическую деятельность».

Вопросы к этому термину возникли сразу. Более года во время публичных слушаний местные общественники убеждали чиновников, что термин слишком расплывчатый. Они были уверены, что им можно будет воспользоваться для давления на неправительственный сектор.

Уже после принятия закона инициативная группа направила лидеру Приднестровья Вадиму Красносельскому открытое письмо с просьбой не промульгировать закон. Красносельский, однако, оставил обращение без ответа, а закон подписал.

Как компромисс при правительстве создали консультативный совет «по выработке правоприменительной практики закона «Об НКО»». В него вошли представители десяти НКО и нескольких госструктур — министерства госбезопасности, министерства иностранных дел, министерства юстиции, прокуратуры и др. Совет должен был разработать регламент применения этого закона.

Никаких дополнительных документов и поправок так и не утвердили. Как рассказали NM представители НКО, входивших в совет, на первых порах все были согласны, что закон нуждается в поправках. Возможные корректировки собрали и передали на рассмотрение властям. Однако на одной из последних встреч депутат Верховного совета Приднестровья Игорь Буга заявил, что он против обсуждения поправок до «наработки реальной правоприменительной практики».

Общественники посчитали бессмысленным продолжать работу над законом без согласия депутатов. Он остался в неизменном виде.

Механизм запущен

«Наработка» практики началась спустя несколько месяцев. Первым объектом применения нового закона стал Информационно-правовой центр «Априори», входивший в состав того самого консультативного совета. На базе «Априори» работает гражданский клуб «№ 19», где регулярно проходят дискуссии, лекции, выставки и кинопоказы.

Осенью в центре «Априори» началась прокурорская проверка. Спустя месяц, 18 декабря, центр получил от прокуратуры «представление». В документе говорилось, что в работе центра нашли нарушения нового закона. Прокуроры указали два эпизода, которые они посчитали «политической деятельностью», осуществляемой на иностранное финансирование.

Первым нарушением стала тематическая выставка, посвященная Неделе свободы слова, которую в клубе «№ 19» проводили в июне 2018 года. Она называлась «СМИ под давлением трех атмосфер: Смирнов, Шевчук, Красносельский». Как написала прокуратура, «основной темой обсуждения являлись действия руководства Приднестровья , направленные на пресечение функционирования ряда интернет-ресурсов».

Вторым нарушением оказалась презентация «Смешанная избирательная система: анализ и перспективы для Приднестровья» кандидата политических наук Анатолия Дируна. В обращении прокуратуры подчеркивается, что Дирун предлагал запретить депутатам заниматься предпринимательской деятельностью и говорил, что в Приднестровье «сформировалась олигархическая модель правления».

Прокуратура потребовала в течение месяца «устранить допущенные нарушения» и в письменном виде доложить о результатах этой работы в прокуратуру.

Как выяснилось позже, на заседании консультативного совета 25 декабря, «Априори» стала одной из десяти проверяемых организаций. Претензии пока возникли только к ней. Какие еще НКО проходили проверку на соответствие новому закону, прокуроры членам совета не говорят.

Как рассказал NM председатель «Априори» Евгений Дунаев, за время прокурорских проверок встречи консультативного совета, посвященные закону «Об НКО», не проводились, их откладывали под разными предлогами. «Сейчас обсуждение нашей ситуации на совете уже не имеет смысла. Запущен официальный процесс со всем этапами и процедурами закона. Первоначальную задачу создания совета абсолютно проигнорировали», — уверен Дунаев.

В повестку заседания совета 25 декабря, отметим, ситуацию с «Априори» так и не внесли.

«В повестке был пункт утверждения текста обращения в Верховный совет за толкованием понятия «политическая деятельность». Представители власти спросили, зачем нам это нужно, мы сослались на ситуацию с «Априори»», — рассказала NM глава организации «Взаимодействие» (занимается проблемами семейного насилия и торговли людьми — NM) Оксана Алистратова.

По ее словам, общественники предположили, что за время толкования организацию уже могут закрыть. На это представители правительства заявили, что даже после толкования не смогут спорить с решением суда.

Государственное информационное агентство «Новости Приднестровья» в заметке о прошедшем заседании совета вообще не упомянуло «Априори».

Изменить прошлое

Как пояснил в беседе с NM член приднестровской ассоциации юристов «Фемида» Александр Бушев, если «Априори» не исправит нарушения по требованию прокуратуры, а в течение шести месяцев получит еще одно подобное «представление», прокуратура может через суд добиться ликвидации организации.

«Однако из представления не ясно, как возможно устранить нарушения в уже проведенных публичных мероприятиях», — пояснил Бушев. Он добавил, что пока «Априори» может обжаловать представление прокуратуры в суде.

К моменту публикации NM не удалось получить в прокуратуре Приднестровья никаких комментариев и прояснить, как «Априори» нужно устранить допущенные нарушения. По телефону в пресс-службе в течение недели просили перезвонить позже. Без ответа пока остался и письменный запрос. Прокурор Приднестровья Анатолий Гурецкий тоже не стал отвечать на вопросы NM: сначала он сослался на занятость, а потом перестал отвечать на звонки.

Глава «Априори» Евгений Дунаев, в свою очередь, категорически не согласен с претензиями прокуроров и намерен обжаловать представление в суде.

«В решении прокуратуры есть несколько логических ошибок. Например, нас обвиняют в иностранном финансировании, но последнее иностранное финансирование «Априори» получал более чем за год до вступления закона в силу», — пояснил Дунаев. Последние проекты с финансированием из-за рубежа «Априори» проводил в январе 2017 года. С тех пор, по словам Дунаева, «Априори» работает на основе партнерских проектов с другими организациями, которые и отвечают за финансовую часть, а также на волонтерских началах.

«Чтобы исправить замечания прокуратуры, мы должны изменить прошлое. Никто из нашей команды на это не способен. Как мы будем работать в этом случае, сейчас трудно сказать», — поделился Дунаев. Председатель «Априори» не исключает, что организации придется обращаться в Конституционный суд Приднестровья, а затем и в Европейский суд по правам человека.

«Применение закона «Об НКО» показало, что его положения делают людей, объединившихся в юридическую организацию, слабее отдельного гражданина», — считает руководитель «Априори». Срок, который прокуратура дала «Априори» на устранение нарушений, истекает 12 января 2019 года.

Дунаев уточнил, что еще до принятия нового закона у «Априори» возникали конфликты с властями, а его представителей нередко вызвали на беседы в министерство государственной безопасности Приднестровья (аналог молдавской Службы информации и безопасности — NM). Дунаев рассказал, что в последнее время центр стремился расширить свою команду и деятельность, но столкнулся и с другой проблемой: в Приднестровье становится все меньше активных граждан.

Замена иностранного агента

По словам члена ассоциации юристов «Фемида» Александра Бушева, приднестровский закон «Об НКО» практически скопирован с российского аналога. От него же он унаследовал и размытость формулировок.

«Одно из главных отличий российского и приднестровского законов «Об НКО» в том, что российский оперирует понятием «иностранный агент», а в приднестровском аналоге используется понятие «некоммерческая организация, получающая денежные средства и иное имущество от иностранных источников». Но это один и тот же законодательный барьер, не позволяющий иностранным государствам или организациям влиять на внутреннюю политику», — пояснил эксперт. По его словам, возможность нормальной работы НКО будет зависеть «от понимания государственными органами норм закона».

«Основная проблема применения закона «Об НКО» — неопределенность многих применяемых в законе терминов», — прокомментировал Александр Бушев. Он добавил, что, в отличие от российского аналога, в приднестровском законе НКО, работающим при иностранной финансовой поддержке, не запрещено заниматься «патриотическим и военно-патриотическим воспитанием граждан». Но разъяснения термина «патриотизм» в приднестровском законодательстве тоже нет.

Безопасное поле и пределы молчания

Приднестровские общественники, согласившиеся прокомментировать для NM новый закон и случай «Априори», по-разному отнеслись к новым ограничениям. Некоторые еще надеются, что удастся разобраться в расплывчатых терминах.

Директор Независимого института права и гражданского общества (предоставляет юридическую помощь малообеспеченным людям — NM) Виталий Ротарь в беседе с NM заметил, что из десяти проверенных НКО вопросы появились только к «Априори», и пока рано говорить о системных проблемах. Он считает, что удастся уточнить и термин «политическая деятельность».

«После принятия закона «Об НКО» появился только один конкретный случай, в котором необходимо разобраться. Конечно, не совсем понятно, как устранить нарушения, выявленные прокуратурой. Наверное, речь о том, чтобы они не повторялись впредь», — размышляет Ротарь. Возглавляемый им институт, кстати, тоже входил в консультативный совет о применении нового закона.

Другого мнения придерживается глава организации «Взаимодействие» (занимается проблемами семейного насилия и торговли людьми — NM) Оксана Алистратова. Она уверена, что закон приняли для того, чтобы разделить НКО на лояльные и нелояльные действующей власти.

«По-моему, после принятия закона «Об НКО» все приднестровские организации должны были пересмотреть план мероприятий и понять, какие могут быть восприняты как политические, а какие нет. А, когда мы произносим фамилии Смирнов, Шевчук и Красносельский, мы всегда подразумеваем что-то, связанное с политикой», — объяснила Алистратова претензии к выставке «СМИ под давлением трех атмосфер: Смирнов, Шевчук, Красносельский», организованной «Априори». Проведение выставки с таким названием общественница назвала «большим риском», потому что в этом явно видна «критика органов власти».

Большинству приднестровских НКО, по ее мнению, новый закон никак не угрожает, потому что они стараются вести себя тихо. «Приднестровские НКО стараются держаться в более безопасном поле и не выходить за пределы молчания. Поэтому сейчас закон «Об НКО» никому не мешает», — считает глава «Взаимодействия». Только две местные организации — «Априори» (и его клуб «№ 19») и «Медиацентр Приднестровье» открыто высказываются о ситуации в Приднестровье, признавалась Алистратова.

В Приднестровье нарушают права человека, признала общественница, и власти признают это и даже дают возможность их защищать. «Но нам говорят, что, если мы хотим высказывать свое мнение о властях ПМР, это нужно делать не за деньги доноров», — подытожила Алистратова.

Владимир Жданов, Тирасполь

Текст написан в рамках Школы NM для региональных журналистов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *