Адвокаты ташкента

Идея-фикс родом из детства: пусть всегда и везде торжествует спра-ведливость. И теперь адвокатура для меня — смысл жизни. Я патриот своей Родины, и однажды загада-ла желание: чтобы в Узбекистане работали все законы, действовал механизм их исполнения, уровень адвокатуры повысился, наша профессия обрела высокий престиж, у людей исчез правовой нигилизм, выражающийся в отрицатель-ном отношении к праву, в игнорировании законов. Верю: скоро так и будет. Сегодня ужесточился отбор на выдачу адвокатских лицензий, статус профессии повышается, происходят ощутимые сдвиги в пра-вовом поле. Повышение правовой культуры непос-редственно связано именно с качеством оказывае-мой юридической помощи и количеством адвокатов. В Узбекистане на 30-миллионное население прихо-дится около трех тысяч адвокатов. Мы должны пони-мать, какая ответственность на них возложена.

МОЖНО КРИТИКОВАТЬ государственные органы, законы, констатировать коррупцию, — но будь все так в реальности, система давно бы рухнула. Этим мы ничего не изменим. Надо начать с себя, работать, выкладываясь на все сто. Только так мы придем к демократическому гражданскому обществу.

УВАЖАЮЩИЙ СЕБЯ ЮРИСТ ежедневно уделяет время работе над собой. Новых направлений — множество: защита авторских прав, интеллектуаль-ной собственности… Мне интересно штудировать аналогию права на примерах других стран, изучать психологические аспекты общения с людьми.

ХОРОШИЙ АДВОКАТ — психолог, собеседник, слушатель. Люди приходят с проблемой, мы должны вывести их из депрессии, морально поддержать, донести: нельзя опускать руки, ситуация контролируема и разрешаема, даже в отрицательных моментах можно найти плюсы. Мы отфильтровываем, раскладываем информацию по полочкам, делаем детальный анализ, правовой прогноз, предлагаем на выбор варианты возможных исходов. И только потом определяем правовую позицию защиты и начинаем работать.

ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА — не просто то или иное отношение к праву, но, прежде всего, уважительное отношение к его нормам. За минувшее десятилетие заметно возрос уровень правовой культуры населения. Причина тому — СМИ, интернет-издания, передачи по ТВ, радио. Отличный источник информации — сайт www.lex.uz, на котором собраны кодексы, законы, правоприменительная судебная практика. Грамотному человеку с хорошим базовым образованием несложно сориентироваться в ситуации. А мы поможем разъяснить смысл сложных юридических понятий и терминов.

МЕЧТА — СОБРАТЬ КОМАНДУ единомышленников-специалистов узкого профиля: по налоговому, хозяйственному, банковскому, семейному, жилищному направлениям, которые будут работать в тесном сотрудничестве, соблюдая строгие требования конфиденциальности.

ФРОНТ РАБОТ с юридическими лицами насыщен: мы обеспечиваем абонентское обслуживание предприятий по кадровым вопросам, правильному ведению делопроизводства, составлению локальной документации. Но больше импонирует работа с физическими лицами, интересно живое общение.

ИДЕАЛЬНЫЙ ОБРАЗ АДВОКАТА — вызывающий и оправдывающий доверие. Хорошо поставленная правильная речь, высокий профессионализм, гра-мотность, деликатность, тактичность, — адвокат, ко всему прочему, должен быть дипломатом. Уверен-ность в себе, которая идет в паре со спокойствием. Это сложно, но мы должны уметь абстрагироваться, отпускать эмоции, а я вживаюсь в ситуацию, и то, что чувствуют мои доверители, переходит на меня. Эмпатия недопустима в нашей профессии.

НЕ СТАНЬ Я АДВОКАТОМ — была бы врачом. Обе профессии спасают: врач — здоровье, а мы — душу, жизнь, свободу.

ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С СЕМЬИ. Я с детства само-стоятельна, стремление к независимости сопровож-дает меня всю жизнь. Родители часто бывали в ко-мандировках, мы с братом класса с третьего прини-мали значимые решения. Я благодарна родителям, особенно отцу: доверяя, они не ставили нас в рамки жесткого контроля. В первом и единственном раз-говоре сказали: «Есть понятие «доверие». Когда вы будете совершать что-то нехорошее, вспомните о доверии родителей, и решите сами — оправдываете ли вы его?».

ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ХОЧЕТ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ, так и будет. Все зависит от субъективного восприятия.

Международные договоры Узбекистана о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам

1. Договор об оказании взаимной правовой помощи по вопросам гражданства, торговли и уголовным делам между Республикой Узбекистан и Турецкой Республикой.

Анкара, 23 июня 1994 года.

Вступил в силу 19 декабря 1997 года.

2. Договор между Республикой Узбекистан и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам.

Ташкент, 23 мая 1996 года.

Вступил в силу 11 апреля 1997 года.

3. Договор между Республикой Узбекистан и Грузией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Тбилиси, 28 мая 1996 года.

Вступил в силу 22 июня 1997 года.

4. Договор между Республикой Узбекистан и Грузией о передаче осужденных для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются.

Тбилиси, 28 мая 1996 года.

Вступил в силу 23 апреля 1997 года.

5. Договор между Республикой Узбекистан и Туркменистаном о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Ташкент, 27 ноября 1996 года.

Вступил в силу 21 июля 1998 года.

6. Договор между Республикой Узбекистан и Кыргызской Республикой об оказании взаимной правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

Ташкент, 24 декабря 1996 года.

Вступил в силу 29 декабря 1998 года.

7. Договор между Республикой Узбекистан и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Ташкент, 20 февраля 1997 года.

Вступил в силу 10 июля 1998 года.

8. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Казахстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Алматы, 2 июня 1997 года.

Вступил в силу в силу 29 ноября 1998 года.

9. Договор между Республикой Узбекистан и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Ташкент, 18 июня 1997 года.

Вступил в силу 15 июня 1998 года.

10. Договор между Республикой Узбекистан и Азербайджанской Республикой о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания.

Ташкент, 18 июня 1997 года.

Вступил в силу с 15 июня 1998 года.

11. Договор между Республикой Узбекистан и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам.

Пекин, 11 декабря 1997 года.

Вступил в силу 29 августа 1998 года.

12. Договор между Республикой Узбекистан и Украиной о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и семейным делам.

Киев, 19 февраля 1998 года.

Вступил в силу 19 июня 1999 года.

13. Договор между Республикой Узбекистан и Украиной о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания.

Киев, 19 февраля 1998 года.

Вступил в силу 20 июня 1999 года.

14. Договор между Республикой Узбекистан и Китайской Народной Республикой об экстрадиции.

Пекин, 8 ноября 1999 года.

Вступил в силу 29 сентября 2000 года.

15. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Индия о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Дели, 2 мая 2000 года.

Вступил в силу 17 апреля 2001 года.

16. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Индия о выдаче.

Дели, 2 мая 2000 года.

Вступил в силу 22 мая 2002 года.

17. Соглашение между Республикой Узбекистан и Исламской Республикой Иран о выдаче.

Тегеран, 11 июня 2000 года.

Вступило в силу 17 июня 2003 года.

18. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Таджикистан о выдаче.

Душанбе, 15 июня 2000 года.

Вступил в силу 28 марта 2001 года.

19. Договор между Республикой Узбекистан и Исламской Республикой Пакистан об экстрадиции.

Исламабад, 25 января 2001 года.

Вступил в силу 5 апреля 2002 года.

20. Договор между Республикой Узбекистан и Чешской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам.

Ташкент, 18 января 2002 года.

Вступил в силу с 1 декабря 2003 года.

21. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Корея о правовой помощи по уголовным делам.

Ташкент, 12 февраля 2003 года.

Вступил в силу 23 ноября 2004 года.

22. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Корея о выдаче.

Ташкент, 12 февраля 2003 года.

Вступил в силу 23 ноября 2004 года.

23. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Болгария о выдаче.

София, 24 ноября 2003 года.

Вступил в силу 11 ноября 2004 года.

24. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Болгария о правовой помощи по гражданским делам.

София, 24 ноября 2003 года.

Вступил в силу 11 ноября 2004 года.

25. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Болгария о правовой помощи по уголовным делам.

София, 24 ноября 2003 года.

Вступил в силу 11 ноября 2004 года.

26. Договор между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Исламской Республики Пакистан о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Ташкент, 14 марта 2007 года.

Вступил в силу 10 декабря 2008 года.

27. Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Корея о правовой помощи по гражданским и хозяйственным делам.

Сеул, 20 сентября 2012 года.

Вступил в силу 11 августа 2013 года.

28. Договор между Республикой Узбекистан и Объединенными Арабскими Эмиратами об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Абу-Даби, 11 ноября 2014 года.

Вступил в силу 21 декабря 2016 года.

29. Договор между Республикой Узбекистан и Объединенными Арабскими Эмиратами о выдаче.

Абу-Даби, 11 ноября 2014 года.

Вступил в силу 21 декабря 2016 года.

30. Договор между Республикой Узбекистан и Объединенными Арабскими Эмиратами о передаче осужденных лиц.

Абу-Даби, 11 ноября 2014 года.

Вступил в силу 21 декабря 2016 года.

В РАМКАХ СНГ

1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Минск, 22 января 1993 года.

Вступила в силу для Республики Узбекистан 19 мая 1994 года.

В РАМКАХ ООН

1. Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса.

Гаага, 1 марта 1954 года.

Вступила в силу для Республики Узбекистан 2 декабря 1996 года

2. Нью-Йоркская Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

Нью-Йорк, 10 июня 1958 года.

Вступила в силу для Республики Узбекистан 7 мая 1996 года.

3. Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ.

Фото jahonnews.uz

Портал pv.uz/Правда Востока/9 декабря. ННО учреждено в соответствии с постановлением Кабинета Министров «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы юридической помощи и доведения населению правовой информации» от 6 сентября 2019 года.

Учреждение оказывает бесплатную юридическую консультацию и практическую правовую помощь населению, предоставляет гражданам бесплатные юридические консультации в режиме онлайн (Advice.uz).

В каждом районе (городе) поэтапно создаются юридические консультационные бюро «Мадад», разрабатываются предложения по совершенствованию законодательства с анализом запросов по предоставлению юридических консультаций.

В церемонии открытия также участвовали Агентства США по международному развитию (USAID), посольства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в Узбекистане.

Создание правового информационного портала «Advice.uz» с использованием передовых зарубежных практик нацелено на дальнейшее упрощение процесса получения населением бесплатной юридической помощи.

В настоящее время в 14 регионах организовано 28 юридических консультационных бюро, сообщает Минюст.

Для решения насущных проблем населения на местах планируется поэтапно создать консультационные бюро в каждом районе. В 2020 году откроется еще 100 таких бюро.

От деятельности учреждения «Мадад» ожидаются следующие результаты:

— создание инновационной системы оказания бесплатной юридической помощи населению;

— сокращение расходов, связанных с рассмотрением обращений;

— сокращение количества обращений, поступающих в Народные приемные;

— экономия времени граждан и работников государственных органов и организаций;

— создание эффективных форм общественного контроля;

— увеличение до 50% охвата населения бесплатными юридическими услугами путем обеспечения физического доступа в районные (городские) юридические консультационные бюро.

Известные ташкентские адвокаты Рухиддин Камилов и Рустам Туляганов, неоднократно защищавшие независимых журналистов, правозащитников, оппозиционеров, «религиозников» и пострадавших от незаконных действий милиции и спецслужб будут лишены адвокатских лицензий под предлогом того, что им не удалось пройти устроенную властями «переаттестацию». Оба они являются опытными юристами с многолетним стажем, и давно находились на особом счету у правящей верхушки, поскольку не боялись выявлять заказную сущность множества уголовных дел. Заниматься этим на регулярной основе в Узбекистане осмеливались очень немногие.

— Экзамен проходил в Палате адвокатов Ташкентской области, — рассказывает Рухиддин Камилов. – Его принимала комиссия из представителей Палаты адвокатов и управления юстиции Ташкентской области. Мне попался билет с вопросами «интеллектуальная собственность», «специальные дома», «создание незаконных общественных объединений и религиозных организаций», «окончание и прекращение предварительного следствия». Я подробно ответил на эти вопросы, но в итоге мне все равно объявили, что я не сдал экзамен. В нем участвовало примерно 50 адвокатов, а не смогли сдать лишь двое – я и еще один. Даже «немые», которые во время экзамена просто молчали, даже они прошли, а мы – нет…

Рухиддин Камилов родился в 1966 году в городе Паркент. Окончил в 1991 году юридический факультет ТашГУ. С 1994 года состоит в Ташкентской городской коллегии адвокатов. Работал в Ташгорколлегии адвокатов, в 2007 году открыл частную акционерную адвокатскую контору «Адолат Рахмон» («Справедливость во имя Бога»). Имеет 18 лет адвокатской практики. Среди его подзащитных были: правозащитница Елена Урлаева; Муйдин Курбанов, джизакский правозащитник, «Бирлик», 2004 год; Мамадали Карабаев, наманганское областное отделение «Бирлик», 2004 год; партия «Бирлик», которой Минюст безосновательно отказал в регистрации в 2004 году, дело было оставлено без рассмотрения; правозащитники, представители оппозиции, судимые в 2005 году после андижанских событий: председатель андижанского правозащитного общества «Апелляция» Саиджахон Зайнабиддинов, (сейчас находится на свободе); Дильмурод Мухиддинов (навоийская колония № 64/29), Акбарали Орипов (на свободе), Хамдам Сулаймонов (на свободе), Нурмухаммад Азизов (на свободе), Мусажон Бабажанов (на свободе), Мухаммад Кодир Отаханов (отпущен на следствии, не судим); председатель «Эзгулик» Абдугафур Дадабаев (2005 год, Андижан, сейчас на свободе); Носыр Закиров, наманганский корреспондент радио «Свобода» (2005 год, Андижан); Халикназар Ганиев, самаркандское отделение «Бирлик», 2005 год; председатель областного отделения партии «Эрк» Исраилжон Халдаров (2006 год, навоийская колония); маргиланская правозащитница Мутабар Таджибаева (с 2006 года до освобождения); поэт-диссидент Юсуф Джума (2008 год, сейчас не является подзащитным Камилова). В 2008 году представлял интересы семьи Музаффара Туйчиева, умершего от пыток в отделении милиции г. Ангрен; в настоящее время является адвокатом арестованного журналиста и правозащитника Дильмурода Сайида. В 2004 году адвоката Камилова уже пытались лишить лицензии по надуманному поводу. Однако тогда за него вступилась Ассоциация адвокатов и влиятельные международные правозащитные организации, после чего власти пошли на попятную. Сегодня для избавления от неугодных адвокатов избран иной способ. Зачем возиться с каждым из них по отдельности, если можно изъять лицензии сразу у всех, кто находится в «черном списке»? Для этого была придумана «переаттестация», которая проходит с 21 апреля по 1 июля, и по итогам которой лояльным адвокатам выдадут лицензии и удостоверения нового образца, а нелояльные по очевидным причинам как минимум на год лишатся права работать адвокатами. Напомним, что нелояльные – это те, которые мешают штамповать обвинительные приговоры.

— Незаконными являются сами эти экзамены, — объясняет Рухиддин Камилов. – Дело в том, что базирующийся на законе акт о выдаче нам лицензии не может быть аннулирован подзаконным актом. Лицензии мы получали в 1997 году согласно закону «Об адвокатуре» от 1996 года. В поправках и изменениях к закону «Об адвокатуре» от 31 декабря 2008 года нет оговорок о том, что адвокаты должны получать свои лицензии заново, поскольку срок действия наших лицензий неограничен. Поэтому, чтобы отменить действие лицензий, надо сначала аннулировать действие соответствующих пунктов закона и внести в него поправки о том, что адвокаты должны получить лицензии нового образца, и только потом проводить этот экзамен. В законе написано о необходимости «привести организационно-правовые формы адвокатских бюро, коллегий и фирм, лицензии и статусы адвокатов в соответствие с законом», а не о том, чтобы аннулировать лицензии. То есть, исходя из закона, они должны были нам просто переоформить лицензии.

Адвокат собирается обжаловать вынесенное решение в Высшей квалификационной комиссии при Палате адвокатов Узбекистана. В той самой, против создания которой он активно выступал всего лишь несколько месяцев назад. Тогда Рухиддин Камилов от имени 600 с лишним адвокатов, входящих в ташкентскую Ассоциацию адвокатов, направил обращения в Олий Мажлис, Сенат, Верховный суд и к Генеральному прокурору, то есть, ко всем, кто имеет право выносить на рассмотрение Конституционного суда вопрос о признании неконституционными некоторых изменений и дополнений в закон «Об адвокатуре», поскольку Палата адвокатов, как общественная организация, не может формироваться на принципе обязательного членства. Из Сената он получил ответ, что его обращение с подписями 600 адвокатов перенаправлено в Конституционный суд, а оттуда, в свою очередь, пришло письмо о том, что Конституционный суд не будет рассматривать это дело. Очевидно, что рассчитывать на благоприятное решение апелляционной инстанции Камилову также не приходится.

По словам Рухиддина Камилова, работать адвокатом он сможет еще примерно с месяц, а затем на протяжении того времени, пока будет рассматриваться его апелляционная жалоба. За этот срок он надеется довести до конца процессы, в которых он выступает адвокатом, в том числе суд над журналистом и правозащитником Дильмуродом Сайидом, который должен начаться 18 мая.

Не сдал квалификационный экзамен и адвокат Рустам Туляганов, хорошо известный в Узбекистане благодаря участию в серии громких политических и уголовных процессов.

— Юристом я работаю с 1975 года, после окончания института, — говорит Туляганов. — Был следователем, затем следователем по особо важным делам, следователем ташкентской областной прокуратуры, прокурором отдела по надзору за органами милиции. С 1997 года работаю адвокатом. И вот, за два года до пенсии мне приходится сдавать экзамен, после которого выясняется, что, оказывается, моих знаний не хватает для того, чтобы я продолжал работать адвокатом.

По его словам, он ответил на все пять вопросов своего билета.

— Это были совсем простые вопросы, не ответить на которые мог только первокурсник. Но, даже если вы ответили на все вопросы, это еще не означает, что вы сдали экзамен. Ответив, мы все вышли, потом опять зашли. И, оказалось, что из 47 экзаменуемых, только я один не сдал экзамен. То есть, 46 человек правильно ответили, а 47-й почему-то не смог. Видимо, совсем слабый был…

Рустам Туляганов убежден, что сдачу экзамена ему не засчитали намеренно, по указанию «сверху».

— Там были адвокаты, которые месяцами не выполняли адвокатский план. Я же его сдавал каждый месяц. То есть, люди верили мне. Если бы они не верили, как бы я мог выполнять этот план? В советское время по плану оценивали качество адвокатов. Выполнявший государственный план считался хорошим адвокатом: он зарабатывает деньги сам, он приносит пользу государству, он отвечает требованиям адвокатуры. А сейчас хорошим адвокатом считается не тот, кто выполняет план, а тот, кто отвечает требованиям МВД и СНБ. Пусть будут пытать, убивать, он молча всё подписывает – вот тогда он хороший адвокат… Но ведь это абсурд. Зачем же тогда нужен институт адвокатуры? Зачем президентский указ о гарантиях адвокатской деятельности? Где они сейчас — наши гарантии? Мы выполнили все указы президента, но гарантий нашей деятельности нет. И нам приходится ограничиться тем, что мы считаемся не сдавшими эти экзамены.

Рустам Туляганов работал следователем, следователем по особо важным делам, следователем ташкентской областной прокуратуры, прокурором отдела по надзору за органами милиции. Адвокатом работает с 1997 года. На многочисленных процессах защищал гражданских активистов, журналистов, правозащитников, оппозиционеров и «религиозников». Его подзащитными были поэт-диссидент Юсуф Джума, поэт и певец Дадахон Хасанов, каракалпакский журналист Солиджон Абдурахманов, правозащитник Агзам Тургунов. Навязанную властями «переаттестацию» Рустам Туляганов, несмотря на вынужденное участие в ней, тоже считает незаконной.

— Адвокатура является негосударственной некоммерческой организацией. Исходя из этого, мы должны избирать свое руководство снизу вверх, но никак не сверху вниз, как сейчас нас Палата адвокатов заставила делать. Я считаю, что данный закон противоречит действующему законодательству Узбекистана, указам действующего президента и действующей Конституции Узбекистана. В 1997 году мы уже получили пожизненную лицензию. Как мы можем, не лишившись этой лицензии, получать еще одну лицензию? Это противоречит действующему законодательству. К сожалению, в республике идет угнетение тех адвокатов, которые стараются выполнить свой адвокатский долг. И я думаю, что, по сути, это уничтожение самого института адвокатуры…

Отметим, что с отзывом лицензий у наиболее смелых адвокатов, люди, арестованные по политическим мотивам, скорее всего, останутся без юридической защиты, поскольку обычные адвокаты опасаются браться за подобные дела, а показательное лишение лицензий их коллег является наглядным предупреждением для всех остальных. Вероятно, отныне гражданских активистов, «религиозников» и оппозиционеров станут защищать назначенные властями «защитники», которые уже успели приобрести печальную известность во время серии политических процессов.

А.Волосевич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *