3 мировая война 2018

Третья мировая война откладывается: в конфликте США и Ирана пока больше угроз, чем реальных действий. После иранского ночного ракетного удара по двум американским базам Дональд Трамп ничего не сказал о военном ответе, а лишь пообещал немедленно ввести в отношении Ирана экономические санкции. Кризис вроде бы пошел на спад. Но почему предчувствие очередного глобального конфликта сохраняется? Об этом — обозреватель «Ъ FM” Михаил Гуревич.

За неполные две недели, минувшие с начала 2020 года, мир уже успел объявить и отменить начало Третьей мировой войны. В России в забытье новогодних каникул к этой перспективе отнеслись еще относительно спокойно, а американцы, например, в предвоенном ажиотаже умудрились обвалить сайт призывной службы и заодно в очередной раз вывести хештег #WWIII (Третья мировая война) в лидеры Twitter. После выступления Дональда Трампа напряженность несколько спала, однако ожидания третьего глобального столкновения никуда не денутся. С ними мы живем последние почти 80 лет.

Еще Вторая мировая война не развернулась во всю мощь Сталинградской битвы и Курской дуги, а самые прыткие умы уже стали предрекать следующую бойню. Первое упоминание о ней встречается в публикации журнала Time аж от 3 ноября 1941 года, за месяц до нападения японцев на Перл-Харбор. С тех пор предчувствия Третьей мировой лишь нарастали. Генштабы мировых держав готовили планы сражений, политологи пытались определить географическую точку начала боевых действий, а писатели, художники и кинорежиссеры красочно описывали, по какой причине война начнется и как будет выглядеть. И надо сказать, что пока, к счастью, всегда ошибались. Возможно потому, что человеческое сознание устроено так, что мы всегда готовимся к прошлым битвам.

Приведет ли ликвидация иранского генерала Касема Сулеймани к новой войне на Ближнем Востоке

Этот феномен лучше всего можно наблюдать на примере фантастических фильмов XX века. Заметьте, что в большинстве кинолент люди покоряли далекие планеты и галактики, при этом компьютерные системы на борту звездолетов представляли из себя гигантские шкафы с маленькими тусклыми экранами. В реальности, как мы знаем, человечество так и не высадилось на Марсе, зато произвело не меньшую по масштабам технологическую революцию прямо у себя дома. Писатели, как полководцы минувших двух столетий, думали, что настоящая победа состоит в завоевании новых земель, в то время как к началу XXI века выяснилось, что территориальная экспансия не укрепляет, а разрушает экономику. А большинство военных разработок посвящены ракетным и беспилотным решениям точечных боевых задач.

Но мы все равно ждем Третью мировую войну, которая будет выглядеть совсем не так, как нам кажется. Когда она начнется на самом деле, не знает никто. Но последние новости о ее приближении мы получим уже 23 января, когда ученые Чикагского университета представят свежие показатели так называемых часов Судного дня. В прошлом году до ядерного коллапса оставалось всего две минуты. Со следующим прогнозом мы ознакомимся совсем скоро. Но, к счастью, и эти данные будут лишь экспертными и оттого субъективными.

Автор британской публикации считает, что причиной мировой войны может стать развитие военного конфликта между Вашингтоном и Пекином из-за позиции властей Тайваня, которым к 2029 году жестко ответят КНР, считающей остров своей территорией. В ответ на это, по версии издания, правительство КНР объявит блокаду острова, потребовав от всех остальных стран соблюдения того же, а также признания всем мировым сообществом юрисдикции Пекина над Тайванем.

США, конечно же, не подчинятся такому диктату Пекина. Отстаивая собственные интересы в этом регионе, Штаты направят к Тайваню пару авианосных групп – главную проекцию своей военной мощи.

Для китайских властей это станет последней каплей, которая переполнит чашу терпения, после чего, по версии журнала, чтобы доказать свою решимость, Пекин может пойти на демонстративное применение ядерного оружия. Поначалу – в качестве последнего предупреждения – на удалении от Тайваня и американской эскадры кораблей. А если и это не сработает, да к тому же, если еще и США предпримут какие-либо ответные военные действия, то Китай, как считает The Critic, способен решиться на ракетный удар по американским кораблям.

Далее развитие событий может уже покатиться как снежный ком, что приведет к развязыванию полномасштабной мировой войны.

Безусловно, все это можно было бы рассматривать лишь, как очередную страшилку – апокалиптические фантазии одного из авторов The Critic. Но ведь мы все хорошо знаем, что если к мировым войнам всегда приводили сложные глубинные политические и экономические процессы (которые мы, кстати, сейчас и наблюдаем), то поводом для их развязывания обычно служили далеко не самые значимые события.

Поводом к началу Первой мировой послужило убийство эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево. А Вторая мировая была развязана 1 сентября 1939 года после так называемого инцидента в Глейвице, когда тринадцать немецких заключенных, переодетых в форму поляков, захватили немецкую радиостанцию, откуда объявили, что польская армия, якобы, пересекла границу Германии. Так что Тайвань в качестве повода к новой мировой войне – не такая уж и фантазия, если учесть, что об экономической войне Китая и США все говорят уже напрямик.

Какова в развитии такой ситуации может быть роль России? Выступит она на стороне Китая, либо останется независимым наблюдателем? Возможно ли остановить подобный конфликт?

Директор Института стратегических оценок, профессор МГИМО Сергей Ознобищев. Фото: Кадр из видео

На эти вопросы «МК» ответил директор Института стратегических оценок, зампред оргкомитета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, завсектором ИМЭМО РАН, профессор МГИМО Сергей Ознобищев:

— Такого рода сценариев ядерного апокалипсиса можно сочинить еще, как минимум, с десяток, — говорит эксперт. — Допустим, про Индию и Пакистан, которые тоже обладают ядерным оружием. Или, например, про каких-либо террористов, совершивших подрыв ядерного устройства.

Градус апокалиптичности, видимо, будет зависеть от фантазии автора и степени доверия к конкретному изданию. Что касается конкретно этого сценария, то я бы сказал, что у нас в мире возможно, конечно, всякое, но почему называется именно 2029 год — ответить не берусь. Хотя однозначно можно констатировать, что реакция России на развитие таких событий в любом случае будет зависеть от позиции президента, который к тому времени нашу страну возглавит.

— Ну хорошо, а если приблизить временные рамки к сегодняшнему дню?

— Если исходить из того, что этот президент наш нынешний, то реакция России примерно понятна. Мы уже наблюдали ее в схожих обстоятельствах. К примеру, на водоразделе очень серьезных противоречий, которые возникли между Турцией и Сирией.

Конечно, Тайвань не так для нас близок и важен для нас, как Турция или Сирия. Хотя Китай для России — очень значимый партнер. Кроме того, как выяснилось особенно в последнее время, для нас важно также и реноме нашей страны в мире. Россия встала с колен, возвратилась в мировое пространство диалога. С нами начинают считаться. Это видно на многих примерах.

— То есть если хотя бы гипотетически предположить, что между США и Китаем возникнет военный конфликт, то Россия как мировая держава не останется в стороне и вступит в него, конечно же, на стороне Китая?

— Нет. И тут мне хотелось бы вспомнить Черномырдина, который часто повторял, что самое неблагодарное – это выступать с прогнозами, особенно когда они касаются будущего. Однако я считаю – этот вывод делаю, исходя из тех примеров, которые мы наблюдаем сейчас – Россия в противостоянии между Китаем и США однозначно выступила бы в качестве миротворца, разводящего стороны конфликта.

Именно в такую роль наша страна взяла на себя в Сирии, и это при том, что позиция Турции в отношении Дамаска совершенно неоднозначна. Я бы сказал, что такая позиция вообще не вписывается в рамки международного права. При этом Турция, говоря осторожно и не заглядывая далеко в будущее, сегодня стала нашим геополитическим попутчиком.

— В конфликте между Китаем и США Россия так же может стать миротворцем?

— Абсолютно точно. Причем, она, думаю, будет претендовать на роль именно ключевого миротворца. Мы эту роль полюбили. И, хотя подчас изредка уступаем ее США, но все равно всегда подчеркиваем в этом вопросе свою значимость. Это, к примеру, касается Северной Кореи. Мы сразу заявили, что США должны усилить свою роль в поисках мира на корейском полуострове, и его демилитаризации.

— Да, но миротворчество – это все долговременная политика. Когда развитие событий переходят в военную фазу, то все начинает развиваться стремительно. Может получиться, что Россия в роли миротворца просто не успеет выступить.

— Я бы несколько уточнил ваше определение «стремительно». Сказал бы, что в последнее время события развиваются скорее «стремительно-выжидательно». То одна, то другая стороны конфликта быстрое развитие событий постоянно притормаживают. Стороны ждут и ищут поддержку своей позиции со стороны.

Это впрямую касается применения ядерного оружия. Любой «стремительный» политик любого крупного государства не просто десять раз подумает — нажать ли на «ядерную кнопку», но и сам себя будет хватать за руки, противясь тем активистам, которые подталкивают его к такому решению.

К примеру, во времена Карибского кризиса были люди, которые предлагали применить ядерное оружие. В первую очередь, с американской стороны. Но президент Кеннеди им не дал этого сделать. И не только он, но и многочисленные участники совещаний, проходивших в тот момент по этому поводу.

Это ведь не такое простое дело – взял и нажал ядерную кнопку! В сегодняшнем мире это означает сразу поставить себя вне рамок цивилизованного сообщества. То есть уже завтра с тобой будут разговаривать и обращаться совсем иначе.

— Да, но только это завтра может и не наступить.

— Как говорил один видный дипломат, «в мировой политике может случиться все, что угодно, и, тем не менее, мы всегда исходим из того, что завтра все-таки наступит». Просто потому, что ни один человек, кроме, возможно, абсолютных отморозков или сектантов, способных совершать коллективные самоубийства, не пойдет на принятие подобных решений. А руководство страны – это все же не религиозная секта самоубийц.

— Тем более, когда мы говорим о Китае. К китайскому руководству это уж точно не относится?

— Конечно. Там прекрасно понимают, что после принятия такого рода решений, в современном мире они для всех сразу станут изгоями. А у Китая грандиозные экономические экспансионистские планы по всему миру, которые Пекин постоянно и активно реализует. Если сделать шаг к ядерной войне, то их торговые перспективы сразу окажутся под большим вопросом, что в планы китайского руководства явно не входит.

Тем более, союзников своего «ядерного» решения они в мире не найдут. Россия в этом случае не сможет обоснованно поддержать Китай, доказывая, что это было абсолютно правильное превентивное применение ядерного оружия. Для этого не будет никаких оснований.

— А США готовы к принятию таких «ядерных» решений? Недавно конфликт между Вашингтоном и Пхеньяном чуть было не подтолкнул мир к ядерной войне.

— Не думаю. Вспомните, какой тогда был накал страстей! И ведь насколько северокорейский режим считался не ограниченным никакими ценностями современного мира, а только исключительно своими собственными национальными амбициями. Многие думали, что руководство Северной Кореи в любой момент готово применить ядерное оружие, демонстрируя свою силу с помощью ограниченного ядерного удара по какому-нибудь американскому кораблю, атоллу, расположенному неподалеку от территории США, либо даже принадлежащему Штатам. Могло ведь быть и случайное попадание, так как все эти корейские ракеты оказались не слишком управляемы.

Страсти накалились до предела. Многие серьезные специалисты даже предсказывали: ну все, в 2018 году будет война между КНДР и США. И что?

Удивительным образом Трамп все это быстренько спустил на тормозах. Тут уже можно говорить о доктрине или стратегии Трампа, который, действуя как крупный бизнесмен, сначала повышает ставки, обостряет позиции сторон, а потом через какое-то время снимает напряженность, заявляя о возможности компромисса. В этот момент устанавливается какое-то новое равновесие. Но уже на условиях, которые больше, чем прежде устраивают США.

— В сценарии с Тайванем, описанном в The Critic, думаете, будет тоже самое?

— Конечно. Что значит фраза «Америка любой ценой не допустит»? Это всего лишь некий идеологический постулат. На самом деле «любая цена» — это перспектива применения ядерного оружия против твоей страны тоже. Кто на это пойдет? Какой президент?

Так что подобные сценарии-страшилки могут, конечно же, периодически возникать в различных СМИ, но к 2029 году никакой ядерной войны ожидать, все же не следует. Здесь я склонен согласиться с выводом нашего замечательного стратега – начальника Генштаба Валерия Герасимова, который недавно, отвечая на вопросы военных атташе, сказал, что вплоть до 2050 года он не видит никакой возможности крупномасштабной войны. Это очень верная и профессиональная оценка реального положения дел. Поверьте, что в нашем Генштабе есть люди, которые постоянно разбирают различные ситуации и возможности применения любых видов оружия. В том числе с учетом прогресса развития тех, или иных видов вооружений, а также изменения и развития международных конфликтных ситуаций.

Так что вывод генерала Герасимова, на мой взгляд, гораздо ближе к реалиям нашей будущей действительности, нежели те сочинения, которые мы видим на страницах ряда изданий.

Читайте также: «Астролог, предсказавшая Карибский кризис, предсказала конец света 2020»

Турецкие войска в городе Атареп на западе провинции Алеппо. 19 февраля 2020 года Aref Tammawi / AFP / Scanpix / LETA

18 февраля турецкие и российские дипломаты провели в Москве переговоры, которые должны были разрешить очередной кризис в Сирии. Однако две страны не только не нашли компромисс, но оказались на грани войны. Президент Реджеп Эрдоган 19 февраля заявил, что турецкая операция против правительственных войск Сирии «неизбежна»; Россия в ответ обещала сирийским войскам свою поддержку, хотя и выразила надежду, что деэскалация конфликта еще возможна. «Медуза» разбирается, возможен ли теперь реальный вооруженный конфликт между Россией и Турцией.

Вроде бы война в Сирии почти закончилась. Напомните, что там опять стряслось

В январе 2020 года сирийская армия при поддержке России начала операцию с решительной целью — уничтожить последний анклав вооруженной оппозиции в стране — в провинциях Идлиб и Алеппо. Сначала все выглядело как очередное, далеко не первое за последние годы «обострение в зоне перемирия», которое после небольших успехов правительственных сил должно было закончиться очередным перемирием при посредничестве Турции. Однако на сей раз оборона исламистов из «Аль-Каеды» рухнула, и сирийские войска начали стремительно продвигаться вдоль шоссе М5 вглубь анклава. Лидер сирийских исламистов Абу-Муххамад ал-Джулани заявил, что сопротивление наступлению затруднительно из-за участия в нем российской артиллерии и авиации.

Как Россия и Турция то воюют, то дружат в Сирии

В 2015 году Россия и Турция стали противниками в гибридной войне в Сирии. Турецкие власти поддерживали оппозицию, в том числе исламистов, а российская армия вступила в войну на стороне Башара Асада. После того как в ноябре 2015 года турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик, Россия ответила товарным эмбарго и запретом на поездки в Турцию российских туристов. Но уже в 2016 году, казалось, стороны научились решать спорные вопросы. Так, осенью 2019-го Россия смогла остановить наступление Турции на сирийский Курдистан. А в январе 2020 года в Ливии две страны, выступающие за противоборствующие силы в местной гражданской войне, смогли договориться о шатком, но перемирии. Однако одна проблема остается неразрешимой — судьба анклава в сирийской провинции Идлиб, где живут сотни тысяч беженцев, готовых при приближении войск Асада, поддерживаемых Россией, уйти в Турцию — и создать миграционный кризис, который в перспективе может перекинуться и на Европу.

В 2015 году сирийская армия потерпела несколько поражений подряд от боевиков, которых поддерживала Турция, а также от формально независимых от Анкары исламистов из движения «Аль-Нусра» (сирийская ветвь «Аль-Каеды») и «Исламского государства». Турцию не раз обвиняли, что она потворствует исламистам; «Нусра» и ИГ наладили снабжение через турецкую территорию.

Российская армия вступила в войну на стороне Асада в сентябре 2015-го. Была создана большая авиагруппировка на базе «Хмеймим» на западе Сирии, которая снабжалась по морю и воздуху через территорию Турции; Анкара не препятствовала созданию и снабжению группировки, однако сама продолжала поддерживать оппозицию. В первые месяцы российских сил оказалось недостаточно, чтобы переломить ситуацию. У сирийской армии случались отдельные успехи, но были и новые поражения.

24 ноября 2015 года турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик, который выполнял боевое задание в провинции Идлиб и на несколько секунд пересек границу Турции. В ответ Владимир Путин ввел эмбарго на турецкие товары и ограничение на организованные туристические поездки россиян в страну. В июле 2016 года президент Реджеп Эрдоган неожиданно принес извинения Путину, после чего отношения двух стран не просто улучшились, а переросли в тесное сотрудничество. Эрдоган и Путин решили, что могут вести гибридную войну сообща. Эрдоган создал из отрядов сирийской оппозиции армию, которая провела несколько операций против «Исламского государства» и отрядов курдов; одновременно это ослабило сопротивление оппозиции в боях против правительства. Сирийская армия после этого провела несколько успешных наступлений. В итоге все неподконтрольные Турции отряды оппозиции к 2018 году оказались в Идлибе (туда в том числе со всей Сирии свозили автобусами тысячи согласившихся сложить оружие боевиков).

С тех пор провинция Идлиб и несколько прилегающих к ней районов остается единственным местом в Сирии, где продолжает действовать вооруженная оппозиция. Реальное замирение или уничтожение этого анклава будет означать конец гражданской войны. Правительство в Дамаске установит контроль почти над всей страной; останутся только территории на севере и востоке, оккупированные Турцией и США, но, очевидно, это будут зоны «холодного конфликта» и боевых действий за них вести не придется — вывод иностранных войск будет вопросом многолетних переговоров.

Когда в 2018 году сирийское правительство при поддержке России собралось разобраться и с Идлибом, случился первый конфликт с Турцией. Анкара не могла допустить захват анклава, где скопилось более миллиона беженцев со всей страны и столько же местных жителей, не желавших подчиняться Дамаску. В случае захвата Идлиба весь этот поток мог хлынуть в Турцию, что вызвало бы гуманитарный и экономический кризис в стране. Кроме того, в Идлибе и окрестностях базировались боевики — союзники Турции, которые требовали от нее защиты.

Так родился компромисс — сочинские соглашения, которые должны были заморозить анклав в Идлибе. Россия и Сирия таким образом получали гарантию безопасности от нападения боевиков, а Турция — место для строительства лагерей для беженцев и баз для верных ей отрядов оппозиции. Позднее, как было написано в астанинских соглашениях, представители оппозиции в Идлибе должны были стать участниками переговоров о новом устройстве Сирии.

Однако с осени 2019 года отношения Турции и России стали ухудшаться. Эрдоган, сдав часть Идлиба Путину, попробовал решить свои собственные проблемы в Сирии. Его армия вторглась в северо-восточные районы страны, которые контролировали курдские отряды; в Анкаре их считают террористическими. До того момента курды были союзниками («прокси») США в борьбе с «Исламским государством». Однако в октябре 2019 года президент Дональд Трамп под давлением Эрдогана расторг союз с курдами и разрешил турецкой армии вторжение на курдские территории для «борьбы с терроризмом».

Курды обратились за помощью к России (их отношения с Москвой до того были напряженными из-за сотрудничества с США) и к правительству Сирии (с ним у курдов были отношения типа «ни мира, ни войны»). В районы, которые пытался захватить Эрдоган, вошли сирийские войска и российская военная полиция. Все противоречия снова удалось решить на переговорах Путина и Эрдогана. Последнему вместо всего сирийского Курдистана досталась лишь узкая полоса на границе Турции и Сирии.

Подробная история

Традиционные телефонные переговоры президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, которые раньше завершали подобные кризисы, не остановили наступление. Главы государств смогли договориться только о продолжении переговоров на уровне дипломатов и военных. Дипломаты встретились 18 февраля, но это только усугубило кризис.

Чего конкретно хотят Россия и Турция?

Россия и Турция ссылаются на сочинские соглашения, подписанные осенью 2018 года. Согласно им, в идлибском анклаве действовало перемирие на следующих условиях:

  • Россия и Иран как союзники президента Сирии Башара Асада обязались не допускать наступления сирийских войск на анклав в Идлибе.
  • Турция как союзник части оппозиционных Асаду группировок, базирующихся в анклаве, обещала отвести боевиков на 20 километров от линии фронта и отделить «умеренную оппозицию» от террористов, близких к «Аль-Каеде».
  • В зоне разграничения были созданы турецкие, российские и иранские наблюдательные посты — каждый на несколько десятков военных.
  • Кроме того, оппозиция в анклаве должна была обеспечить беспрепятственное движение (в том числе и для транспорта, принадлежащего правительству) по двум главным трассам в Идлибе: шоссе М5 Дамаск — Алеппо и М4 Латакия — Алеппо.

Соглашение не было выполнено Турцией; Сирия и Россия тоже его неоднократно нарушали.

Зимой 2018–2019 годов исламисты из «Аль-Каеды» сами «отделили» себя от «умеренной оппозиции», захватив большую часть городов и баз в Идлибе — и фактически власть в анклаве.

В свою очередь, сирийская армия в мае 2019 года начала наступление на юге Идлиба и в прилегающих районах провинции Хама. После многомесячных боев район в августе был занят сирийскими войсками при поддержке российской авиации и спецназа; исламисты понесли огромные по масштабам этой войны потери. Турция потребовала прекращения операции, и Россия пошла ей навстречу: президенты Путин и Эрдоган в августе договорились об очередном перемирии.

Как именно?

Позиции сторон оказались взаимоисключающими:

  • Турция требовала «безусловного соблюдения сочинских соглашений»: сирийские войска до конца февраля должны отойти на линию соприкосновения, записанную в меморандуме, то есть сдать все захваченные ими с мая 2019 года районы. А если не отойдут сами, то Анкара осуществит такой «отвод» силой своей армии.
  • Россия тоже потребовала «соблюдения сочинского меморандума» — освобождения анклава от исламистов из «Аль-Каеды» и открытия для движения крупнейших шоссе. Если Турция не может выполнить эти пункты соглашения, сказали в Москве, то это за нее сделают сирийские войска при поддержке России.

Что происходило в Сирии, пока шли российско-турецкие переговоры? (Например, Асад окончательно взял Алеппо, где была главная битва сирийской гражданской войны)

Турция решила поддержать отступающие отряды исламистов: перебросила в район собственную артиллерию и группировки своих сирийских «прокси», которых вооружили турецкими бронемашинами, противотанковыми ракетами и переносными средствами ПВО. «Прокси» сбили два сирийских вертолета, подбили несколько танков и совершили несколько провальных контратак против наступающих сирийцев, потеряв при этом несколько бронемашин.

Россия же, пока шли переговоры, решила ускорить наступление правительственных войск. Вдоль шоссе М5 к 15 февраля они вышли в тыл группировке боевиков (в основном отрядам тех же исламистов Джулани) в пригородах Алеппо. В этом месте многие годы продолжалось решающее сражение всей сирийской войны (его называли «мать всех битв»). Линия фронта там держалась с 2012 года; боевики построили мощную оборону, которую правительственные войска не могли прорвать многие годы. На сей раз укрепленный район под угрозой окружения с тыла был сдан боевиками за несколько дней.

Алеппо — крупнейший город Сирии, в котором до войны проживало около трех миллионов человек (с учетом пригородов). В 2012 году отряды оппозиции впервые захватили окраины города, в частности, города Анаданской равнины на северо-западе, через которые проходит дорога к турецкой границе. Так началась самая крупная и разрушительная битва сирийской гражданской войны.

В 2013 году оппозиция захватила почти весь город; в окружении остались верные Башару Асаду войска в западных районах и центре, а также в районе международного аэропорта на юго-востоке. При взятии районов и правительственных зданий боевики использовали в том числе самодельные бомбы особой мощности в подземных ходах, уничтожавшие целые кварталы. Правительственные войска отвечали бомбардировками по площадям с помощью ракет и бочек, наполненных взрывчаткой. Тогда же население, сочувствующее правительству, скопилось на западе Алеппо, а настроенное оппозиционно — на востоке.

Падение города казалось неминуемым, но в начале 2014 года правительство организовало масштабное наступление на Алеппо. Войскам удалось прорвать окружение боевиков (в том числе была снята блокада тюрьмы на севере города, где два года оставались в окружении несколько сотен солдат). Мало того, правительственным силам удалось охватить с трех сторон позиции боевиков в городе, и теперь им нужно было думать, как не попасть в окружение. К тому времени власть в оппозиционном движении в городе и окрестностях перешла к исламистам из «Аль-Каеды» и «Исламского государства».

Кульминация битвы наступила в 2016 году. Россия, которая вступила в сирийскую войну на стороне правительства осенью 2015 года, договорилась с Турцией о том, что последняя прервет поддержку оппозиции и выведет верные ей группы из Алеппо (они были позже задействованы в атаке на курдов в кантоне Африн к северу от города; Россия дала согласие на эту атаку в обмен на бездействие Турции в Алеппо). После этого сирийские войска при поддержке российской авиации и иранских сил начали операцию по окончательному окружению боевиков в Алеппо.

Оно было завершено летом 2016 года, когда сирийские войска при поддержке курдов заняли северные окраины города. Но на этом битва не закончилась: боевики «Аль-Каеды» собрали несколько десятков тысяч боевиков и прорвали окружение на западной окраине, убив несколько тысяч правительственных солдат (и понеся сравнимые потери).

Район прорыва несколько дней постоянно бомбила российская авиация; в дело пошли мощные артиллерийские системы, в том числе российские тяжелые огнеметные системы (ТОС). Прорыв был ликвидирован, а восток Алеппо, где оставались десятки тысяч боевиков, полностью окружен. Их уничтожение продолжалось до декабря 2016 года; последние боевики и часть сочувствующего им мирного населения были по договоренности с Россией посажены в автобусы и вывезены в Идлиб.

В результате этой победы были высвобождены десятки тысяч правительственных солдат, которых отправили на фронт в других районах Сирии. Это в 2017–2018 годах позволило победить «Исламское государство» и боевиков в окрестностях Дамаска. Остатки оппозиционных группировок оттуда были автобусами доставлены в Идлиб (по условиям сдачи).

Однако в руках боевиков оставались северо-западные окраины города, в том числе Анаданская равнина, где в 2012 году и началась битва за Алеппо. За эти годы боевики построили там мощный укрепленный район, который в тылу опирался на базы в Идлибе и турецкую границу. Оттуда боевики устраивали обстрелы центра города. Так, в январе 2020 года, когда началось наступление правительства в Идлибе, они в отместку атаковали Алеппо и ненадолго заняли несколько кварталов внутри города. Окраины на Анаданской равнине войскам Асада удалось занять только в феврале 2020 года. Так битва за Алеппо была официально закончена.

Битва за Алеппо

В Алеппо после этого начались народные гуляния; 19 февраля впервые с 2013 года был открыт для полетов местный аэропорт. Тем временем из пригородов, которые раньше контролировали боевики, потянулись колонны беженцев, не желающих попасть под власть Асада. Всего за время наступления правительственных войск, по данным ООН, из района боевых действий в провинциях Идлиб и Алеппо бежало более миллиона человек. Большая часть беженцев скопилась у границы с Турцией.

Наступление сирийских войск на анклав в Идлибе и Алеппо в 2020 году

Почему Москве и Анкаре не удалось договориться, как обычно?

В Москве, очевидно, считали угрозы Турции отвоевать территорию идлибского анклава блефом. Это предположение как будто подтверждало бездействие Турции во время наступления в важнейшем для оппозиции районе — пригородах Алеппо. Но на всякий случай Москва перебросила во вновь отвоеванные районы российскую военную полицию, которая самим фактом своего присутствия должна была заставить турок отказаться от операции.

К 17 февраля армия Асада оказалась примерно в 15 километрах от единственного пограничного перехода, связывающего анклав с Турцией. Возник реальный риск, что боевики и турецкие войска будут отрезаны от границы.

Наступление остановилось только тогда, когда правительственные войска вышли к районам расположения турецких войск, которые были спешно переброшены в анклав накануне. Башар Асад заявил, что турки не смогут остановить «освобождение Идлиба», а война закончится только тогда, когда правительство вернет себе контроль над всей Сирией. Серьезность этого заявления подкрепляют события у линии фронта: сирийские войска по крайней мере дважды с начала февраля обстреляли турецкие базы; погибли несколько турецких солдат; несколько турецких наблюдательных пунктов были просто обойдены сирийскими отрядами и оказались в окружении.

18 февраля в Москве состоялись решающие переговоры турецких и российских дипломатов. Россия предложила свой вариант «исполнения сочинских соглашений»: сирийскому правительству передавались территории вдоль шоссе М5 (реально уже отвоеванные во время наступления) и район вплоть до шоссе М4 (пока еще находящийся под контролем исламистов). Россия и Турция при этом организуют патрули на обоих шоссе. В оставшейся части анклава (около 40% первоначальной территории) Турция уничтожает исламистов из «Аль-Каеды» и сохраняет над ней свой контроль — и, если пожелает, строит там лагеря для сотен тысяч беженцев, не желающих жить под властью Асада.

На переговорах выяснилось, что Турция не считает такое предложение приемлемым компромиссом. Эрдоган 19 февраля заявил, что его войска не вмешивались в происходящее, потому что готовили масштабное наступление против Асада и «внешних сил», которые его «подстрекают» (очевидно, имелась в виду Россия). Наступление турецкой армии, по словам Эрдогана, теперь полностью подготовлено и «неизбежно», а закончится оно только тогда, когда сирийские войска будут отброшены за линию, прописанную в сочинских соглашениях.

По словам источников в сирийской оппозиции, на территории идлибского анклава уже находятся 15 тысяч турецких солдат и тысячи единиц бронетехники, а по другую сторону границы приказа на выдвижение ожидают еще десятки тысяч военных и сирийских «прокси».

Это реальная угроза войны или блеф Эрдогана?

После переговоров 18 февраля стало ясно, что стороны, в отличие от предыдущих конфликтов, не смогут найти компромиссное решение.

Турция, очевидно, не может просто так отдать Асаду большую часть идлибского анклава: согласие будет означать признание Эрдоганом поражения своей внешней политики. Москва также не может допустить, чтобы сирийские войска отказались от территорий, которые они отвоевали за несколько месяцев боев: это приведет к падению ее авторитета и фактическому отказу от главной цели всей интервенции в Сирии — полной победы режима Асада в гражданской войне.

При этом, похоже, и Россия, и Турция недооценивают решимость друг друга достигнуть своих целей любой ценой. Москва до сих пор не верила, что Анкара действительно хочет и может нанести решительный удар по сирийской армии, которой обещает помощь Россия. Турция же в свою очередь считает, что блеф — это обещания России помочь Сирии в случае ее открытого (пусть и ограниченного фронтом в Идлибе) противостояния с турецкой армией. Оба мнения основаны на справедливой уверенности в том, что никто не может допустить большой войны между двумя сильными державами. До сих пор стороны вели виртуальную войну, доказывая друг другу, что в случае реальной войны именно они одержат победу.

В этой виртуальной войне аргументы Турции выглядят как минимум не хуже, чем у России. Российский экспедиционный корпус не имеет достаточно сил, чтобы помешать турецкому наступлению. При этом Турция не только способна наращивать свои силы в Идлибе, но и может усложнить снабжение российской военной базы в Сирии. В 2015 году она уже перекрывала свое воздушное пространство для российских военных самолетов; существует угроза и для морского сообщения: согласно договору от 1936 года о статусе проливов Босфор и Дарданеллы, Турция имеет право перекрыть их в случае вооруженного конфликта с одной из черноморских держав. Наконец, Россия не может силой помешать сосредоточению турецких войск на границе Сирии: Турция является членом НАТО, а эта организация обязана защищать своих членов в случае агрессии; США как лидер НАТО уже объявили, что поддерживают Анкару в конфликте с Москвой.

Однако в реальной жизни, где большая война остается крайне маловероятной (и крайне нежелательной для всего мира), преимущество имеет уже Россия. Турция не может рассчитывать на победу в операции, которая не приведет к прямому противостоянию с Россией.

Победа в операции по правилам гибридной войны, где наступление будут вести в основном протурецкие «прокси» из числа сирийской оппозиции при ограниченной помощи турецкой армии, вряд ли возможна. «Прокси» уже сейчас используются в Идлибе, но не могут даже замедлить наступление сирийской армии, не говоря уже о том, чтобы потеснить ее.

Скорее всего, не смогут рассчитывать на быструю победу и крупные силы турецкой армии. Как показывает опыт ее предыдущих операций в Сирии (против «Исламского государства» в 2016 году и против курдского кантона Африн в 2018-м), даже в боях против слабого противника она слишком зависима от авиационной поддержки. Между тем Россия сейчас полностью владеет небом над Сирией; попытки же Турции использовать авиацию в Идлибе будут означать автоматический военный конфликт Анкары с Москвой.

Значит, Путин снова все правильно рассчитал?

Скорее всего, выгоды для России от быстрой победы в Идлибе будут меньше, чем потери от испорченных отношений с Турцией:

Если вооруженный конфликт с Анкарой маловероятен, то холодная война теперь почти неизбежна. Может повториться ситуация 2015 года, когда Россия ввела против Турции санкции, разрушительные для ее экономики. Однако на сей раз может пострадать и сама Россия, которая за время дружбы с Турцией затеяла с ней несколько дорогостоящих проектов — от продажи ей систем ПВО С-400 за 2,5 миллиарда долларов до газопровода «Южный поток» в Европу через территорию Турции.

Похоже, Москва осознает, что недооценила негативную реакцию Турции, и попытается снова найти компромиссное решение, которое позволит сохранить лицо обеим сторонам. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков 19 февраля сказал, что турецкая операция в Идлибе будет «самым плохим сценарием». Эрдоган ответил, что «самым плохим сценарием» будет противодействие турецкой операции со стороны России. Песков при этом не исключил, что в самое ближайшее время состоится встреча Путина и Эрдогана, которые попробуют договориться лично, как они это делали много раз за последние годы.

Обновление. Утром 20 февраля турецкая армия, ее «прокси» и близкие к «Аль-Каеде» исламисты начали первую операцию по «освобождению Идлиб». Турция задействовала в ней несколько танков и пехоту; они атаковали село Найраб на шоссе М4 в 10 километрах от города Идлиб. При этом Анкара официально сообщила, что операцию проводит «умеренная оппозиция». По ее позициям нанесли удар российские бомбардировщики. Авианалет, подчеркнули в Минобороны РФ, был совершен для «предотвращения атаки боевиков». При этом были уничтожены танк, шесть БМП и пять пикапов. В итоге «боевики», как передают турецкие журналисты, отступили от Найраба. Через несколько часов турецкие власти рассказали, что в этом районе от удара с воздуха погибли 2 турецких солдата, пятеро получили ранения. Как сообщает Bloomberg со ссылкой на высокопоставленный военный источник в Анкаре, Турция уже попросила США развернуть на сирийской границе две батареи систем ПВО Patriot, чтобы обезопасить свои войска от российских авиаударов.

Дмитрий Кузнец

  • Напишите нам

Первым взрывоопасным регионом, безусловно, называется Северная Корея, которая не прекращает ракетных и ядерных испытаний, крайне раздражая этим США. В Америке очень боятся, что новое оружие Ким Чен Ына способно ударить по Гуаму или другим территориям Соединенных Штатов. Дональд Трамп уже пообещал покарать северных корейцев «огнем и яростью», на что лидер КНДР в ответ пообещал схожую участь противнику, напоминает издание.

США в вопросе усмирения КНДР поддерживают Южная Корея и Япония. Северная Корея может получить поддержку со стороны Китая, если тот сочтет, что его интересы находятся под угрозой. Таковым фактором могут оказаться американские войска на Корейском полуострове, считает руководитель Института политики безопасности и развития Швеции Никлас Сванстрем.

По мнению профессора исследований мировых конфликтов Уппсальского университета Исака Свенссона, вероятность конфликта в Корее существует. Все силы находятся в постоянном напряжении, проходят учения и демонстрации силы. Есть большой риск, что в результате роковой случайности противоборствующие стороны, даже не желая большой войны, уже не смогут остановиться.

Вторым серьезным очагом напряжения является, по мнению шведских ученых, Южно-Китайское море. В этом регионе сосредоточено достаточное количество вооружений, в том числе и ядерных. Причиной конфликта могут стать несколько десятков небольших островков у побережья Китая, Вьетнама, Малайзии и Филиппин. Около 50% из них находятся под контролем этих стран. Есть среди них и «яблоко раздора» — архипелаг Спратли, на который претендуют одновременно Китай, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней. КНР с начала 2014 года ведет расчистку нескольких рифов и устройство баз на них, что стало причиной все возрастающей напряженности в отношениях с США. Америка, считающая себя единственной сверхдержавой, ревностно воспринимает любые попытки Китай встать вровень с ней.

Нынешнее столетие несет отпечаток отношений между США и Китаем. В международной системе происходит перераспределение власти и сфер влияния. Власть Китая растет, а мощь США уменьшается. Именно конфликты, которые могут возникнуть вокруг деления власти, и станут самыми важными. Речь может идти о действиях Китая в отношении Тайваня, Японии или Северной Кореи. Там многое может иметь значение

— научный сотрудник Института тотальной обороны Никлас Гранхольм

По мнению Никласа Сванстрема, отношения между Китаем и США наиболее опасны в долгосрочной перспективе. Именно этот вариант третьей мировой войны наиболее вероятен. Скорее всего их столкновение может произойти в третьей стране.

Еще одной проблемной точкой мира является граница Индии и Пакистана, где уже было несколько войн за спорную северную провинцию Кашмир. Министр внутренних дел Индии написал в Twitter после гибели 18 солдат в результате теракта на военной базе в сентябре 2016 года: «Пакистан — это террористическое государство, которое так и следует называть, и его необходимо изолировать». Эксперты отмечают, что вероятность конфликта не уменьшается. При этом обе стороны имеют ядерное оружие — не менее сотни боеголовок. По их мнению, вполне можно представить себе сценарий ядерной войны, которая начнется здесь.

Индийская доктрина не предусматривает опережающего применения атомных ракет. Ее стратегия — наращивание наземной бронетанковой мощи. Более слабый Пакистан подготовил в качестве ответа ракетный комплекс «Наср» ближнего радиуса действия, способный нести ядерные боеголовки. Именно он может соблазнить пакистанские власти в случае индийской агрессии нанести тактический ядерный удар. Такой конфликт способен перерасти в полномасштабную мировую войну. Индия — в сфере интересов России и пользуется ее поддержкой. Пакистану помощь оказывает Китай. Однако в этом регионе, пор мнению экспертов, вероятность серьезного столкновения все же не так высока.

Есть еще одна линия напряженности — границы Китая и Индии, считают эксперты. Здесь давно накапливались разногласия, но пока атмосфера была спокойной. Все может поменяться в свете налаживающихся теплых отношений КНР с Пакистаном, о котором говорилось выше.

Трудно разглядеть какие-то намеки на то, почему там мог бы вспыхнуть конфликт, но повышенный риск этого есть. Экономика обеих стран интенсивно растет, и обе страны подстегивает довольно агрессивный национализм. Нерешенный территориальный вопрос, конечно же, представляет собой явный фактор риска

— Исак Свенссон

По мнению Никласа Сванстрема, Китай не много выиграет от этого конфликта, а у Индии выиграть войну против него и вовсе нет шансов. Единственная опасность — в возможном признании Индией независимости Тибета, что может привести к полномасштабной войне. Особенно, если индийская сторона начнет поддерживать тибетских повстанцев.

Пятым возможным очагом третьей мировой войны эксперты назвали Прибалтику. Здесь, по мнению Никласа Гранхольма, существует один из самых больших рисков — растущие амбиции России в отношении Европы. Определенные европейские круги боятся новой конфронтации, вспоминая события 2014 года в Крыму. Особенно волнуются власти стран Прибалтийского региона, которые могут оказаться на линии конфронтации между Востоком и Западом. Ситуация кажется очень серьезной, поскольку мир меняется крайне быстро.

Причиной конфликта, по мнению Исака Свенссона, могут стать этнически русские меньшинства в балтийских странах. Он считает риск российской интервенции в Прибалтику в случае любого внутреннего конфликта вполне вероятным.

В России принято решение о возрождении производства экранопланов — судов на динамической воздушной подушке, способных перемещаться на небольшой высоте над водой или сушей. Речь идет о транспортно‐десантной машине большой грузоподъемности для использования в Арктике и на Тихом океане. Новинка по размерам вполне сопоставима со знаменитым «Каспийским монстром», который выпускался в СССР.

Исход Третьей мировой решит не новейшее оружие, а пехота Фото: Александр Кулаковский © URA.RU

С середины прошлого века мир не раз оказывался в шаге от Третьей мировой войны. Карибский кризис, Индо-пакистанский конфликт и напряженные отношения США со странами Ближнего Востока и КНДР. В конце января ученые из организации «Бюллетень ученых-атомщиков», которые публикует часы конца света, передвинули стрелку вперед. Впервые в истории мир находится в 100 секундах от Судного дня. URA.RU спросило у экспертов из различных сфер о том, когда, где, как, почему, а главное, какие последствия Третьей мировой войны ждут человечество.

Причины и предпосылки

Американское правительство может спровоцировать начало третьей мировой Фото: Ксения Сальникова © URA.RU

Одной из причин возникновения крупномасштабного вооруженного конфликта могут стать неоднозначные действия руководства США на мировой арене. Таким мнением с URA.RU поделился политолог и эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. «Американское руководство ведет себя не очень адекватно, провокационно, и это может вылиться в серьезный конфликт или столкновение», — сказал URA.RU эксперт.

В мире постоянно происходят события, которые могут стать катализатором вооруженного конфликта планетарного масштаба. По словам российский футуролога Данилы Медведева, даже ситуации, произошедшие несколько лет назад, могут стать предпосылками к началу Третьей мировой. «Сбитый турецкими ВВС российский самолет, события на грани конфликта между российскими и американскими силами в Сирии. Всегда может произойти что-то, на что кто-то отреагирует не так, как надо», — заявил URA.RU Медведев.

Мобилизация военнослужащих — первый сигнал к началу серьезных действий Фото: Антон Белицкий © URA.RU

На что стоит обращать внимание?

Взаимные словесные угрозы со стороны лидеров государств — не более, чем игра на публику, уверен главный редактор журнала «Арсенал отечества» и военный эксперт Виктор Мураховский. Самой главной предпосылкой к развязыванию новой мировой войны, по его словам, станет мобилизация военнослужащих в одной из стран.

Новость по теме

Вместе с тем Мураховский подчеркнул, что военные маневры занимают очень длительное время. В качестве примера он привел события 2003 года, когда США отправляли войска на территорию Ирака. «Им потребовалось четыре месяца на развертывание группировки войск», — сказал URA.RU Мураховский.

Если третья мировая все-таки будет, человечеству конец?

В том, что Третья мировая может стать последней для человечества, уверен футуролог Медведев. Военный эксперт Мураховский не стал давать настолько пессимистичных прогнозов, но подчеркнул, что последствия будут катастрофичными для передовых стран. «Главные державы, которые обменяются ядерными ударами, исчезнут с лица Земли как государства», — уверен он.

Однако, несмотря на это, оба эксперта заявили, что исход войны решит вовсе не ядерный взрыв, а пехота. «Ядерный удар — это один из элементов войны. Дальше что? В конечном итоге контроль на земле осуществляется пехотой», — рассказал Мураховский. «Опыт последних десятков лет показывает, что пехота является необходимым для победы. Попытки американцев победить только с помощью бомбардировщиков оказались безуспешными. И в Сербии, и в Ираке им нужно идти по земле», — высказался Медведев.

Какое оружие будут использовать в Третьей мировой войне?

Современные военные разработчики делают ставку на точность, а не на массовость поражения, пояснил Медведев. Футуролог отметил, что лазерные и спутниковые системы наведения позволяют послать ракету с точностью до нескольких метров, а шаги в сторону роботизации, сделают войну еще более смертоносной. «Робот обладает большей точностью, чем пехотинец. Робот может произвести сто выстрелов, каждый из которых попадает в нужную точку. Летальность таких систем орудия может сильно поменять балансы и сделать участие людей в войне просто невозможным. Как только человек высовывает голову, в него будет стрелять робот, который реагирует за десять миллисекунд», — сказал футуролог.

Подготовка к третьей мировой потребует много ресурсов Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Когда начнется война?

Футуролог напомнил про организацию «Бюллетень ученых-атомщиков», которая с 1947 года публикует часы конца света. «Недавно они впервые начали отсчитывать время не в минутах, а в секундах. То есть мы ближе всего подошли к катастрофе. Одна из причин — это возможность крупного конфликта с использованием оружия массового уничтожения», — объяснил специалист.

Политолог Брутер и военный эксперт Мураховский не видят сегодня очевидных предпосылок для начала Третьей мировой. Последний подчеркнул, что такой масштабный вооруженный конфликт требует серьезной подготовки и мобилизации экономики. По его словам, война не начнется из-за того, что какой-то президент нажмет большую красную кнопку. Следует также помнить, что никто не рискнул применить ядерное оружие после атомной бомбардировки США по японским городам Хиросима и Нагасаки в августе 1945 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *