223 ГПК

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1099-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корнейчука Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 8 Закона Российской Федерации «О статусе судей Российской Федерации»

2.1. Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Суд в силу части второй статьи 12 и части второй статьи 56 данного Кодекса осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для достижения указанной цели. При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу; проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации).

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 50-КГ17-8 Требование: О выделе доли в жилом доме, вселении, обязании не чинить препятствия в пользовании жилым домом. Обстоятельства: Стороны являются участниками общей собственности на жилой дом, однако соглашение о выделе долей в натуре, равно как и соглашение об определении порядка пользования жилым помещением между ними не достигнуто. Встречное требование: О выделе в натуре доли в жилом доме. Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не вынес на обсуждение вопрос о проведении по делу дополнительной либо повторной судебной строительно-технической экспертизы и, тем самым, не создал условий для установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В соответствии с частью 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1068-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бизиной Натальи Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, абзацем первым пункта 1 и пунктом 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»

2.2. Статья 61 ГПК Российской Федерации, предусматривающая, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (часть вторая), конкретизирует общие положения процессуального законодательства об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений судов общей юрисдикции и, как направленная на обеспечение в условиях действия принципа состязательности законности выносимых судом постановлений, во взаимосвязи с другими предписаниями данного Кодекса, в том числе закрепленными в его статье 2, части первой статьи 12, части второй статьи 13, статьях 56 и 195, а также в части первой статьи 196 ГПК Российской Федерации, не предполагает ее произвольного применения, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1065-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гарафутдиновой Назии Мавлетдиновны на нарушение ее конституционных прав статьями 39, 137, пунктами 2 и 4 части четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

Реализация указанного процессуального права осуществляется лишь с санкции суда, поскольку именно суд в силу части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, что является необходимым для достижения задач гражданского судопроизводства. Это правомочие суда, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, выступает процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1063-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бирюковой Татьяны Михайловны, Еникеева Евгения Владимировича и других на нарушение их конституционных прав частями второй и восьмой статьи 10 и частью второй статьи 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

Решение вопросов о том, содержит ли дело, находящееся на рассмотрении суда, сведения, содержащие охраняемую законом тайну, подлежит ли в связи с этим дело разбирательству в закрытом судебном заседании в целом или в части в соответствии с требованиями федерального закона или подлежит ли удовлетворению ходатайство участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения в том числе врачебной тайны, о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании, осуществляется в каждом конкретном деле судом, поскольку именно суд в силу части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для соблюдения всех правил гражданского судопроизводства. Это правомочие суда, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, выступает процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1064-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Катрич Светланы Николаевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

Оспариваемые С.Н. Катрич положения части второй статьи 13 ГПК Российской Федерации об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений судов общей юрисдикции, как направленные на реализацию положения статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, на обеспечение законности выносимых судом постановлений, во взаимосвязи с другими предписаниями того же Кодекса, в том числе закрепленными в части второй статьи 12, части второй статьи 56, статье 67 и части второй статьи 195, не предполагают их произвольного применения, не содержат какой-либо неопределенности, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе, в указанном ею аспекте.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 5-КГ17-63 Требование: О компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истец указывает, что по вине ответчика произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате чего был причинен вред здоровью истца средней тяжести. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку определение о назначении экспертизы не было исполнено экспертным учреждением ввиду отсутствия у указанного учреждения возможности дать ответы на вопросы, поставленные судом в определении о назначении экспертизы, без привлечения специалистов клинического профиля, а также в связи с неоплатой полной стоимости экспертизы.

Тем самым суды в нарушение положений статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не создали надлежащих условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении настоящего спора.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 19-КГ17-10 Требование: О прекращении права пользования жилым помещением, выселении. Обстоятельства: Истцы указали, что приобрели у ответчика недвижимое имущество в виде земельного участка и дома, однако ответчики препятствуют собственникам проживать в домовладении. Встречное требование: О признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, земельного участка. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды не учли, что истица по встречному иску в период между совершением сделки и подачей иска страдала онкологическим заболеванием, неоднократно лечилась, ее право на проживание в домовладении не нарушалось до предъявления исковых требований истцом по первоначальному иску о выселении, в связи с чем суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности.

В то же время суд в нарушение статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не разъяснил Марченко Т.Н. ее право ходатайствовать о назначении и проведении соответствующей оценочной экспертизы, без чего не представлялось возможным установить обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения дела.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 86-КГ17-4 Обстоятельства: Определением отказано в удовлетворении заявления о возмещении судебных расходов, так как необходимость обращения истца в суд с иском не связана с правовой позицией ответчика по делу, а была обусловлена несвоевременным оформлением наследодателем права собственности на долю в праве общей долевой собственности на жилой дом. Решение: Определение оставлено без изменения.

Поскольку удовлетворение заявленного Соколовым И.А. иска к администрации округа Муром не было обусловлено установлением обстоятельств нарушения или оспаривания со стороны ответчика прав истца, понесенные Соколовым И.А. судебные расходы должны быть отнесены на счет последнего, что соответствует принципу добросовестности лиц, участвующих в деле, и не нарушает баланс прав и интересов сторон (статьи 12, 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 67-КГ17-8 Требование: Об установлении состава и размера страхового возмещения, взыскании денежных средств в счет возмещения по вкладу. Обстоятельства: Истец указывает на то, что ответчиком не удовлетворено его заявление о выплате возмещения по договору банковского вклада, застрахованного в соответствии с ФЗ от 23.12.2003 N 177-ФЗ, в условиях отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не сделал никаких суждений относительно заключенности договора банковского вклада, отклонил ходатайство истца о назначении дополнительной судебной экспертизы в экспертной организации, имеющей необходимые методики, а также ходатайство о проведении судебной почерковедческой экспертизы приходного кассового ордера.

В соответствии с частью 2 статьи 12 указанного кодекса суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Новая редакция Ст. 14 ГПК РФ

1. Дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично. В случаях, предусмотренных федеральным законом, дела в судах первой инстанции рассматриваются коллегиально в составе трех профессиональных судей.

2. Если иное не установлено настоящим Кодексом, рассмотрение дел в кассационном или апелляционном порядке осуществляется судом в составе судьи-председательствующего и двух судей.

Рассмотрение дел в надзорном порядке осуществляется Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в составе, определяемом в соответствии с Федеральным конституционным законом от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации».

3. Состав суда для рассмотрения каждого дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей путем использования автоматизированной информационной системы. В случае невозможности использования в суде автоматизированной информационной системы допускается формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства.

Комментарий к Статье 14 ГПК РФ

1. В ст. 14 ГПК РФ закреплен принцип гражданского процессуального права — сочетание единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел. Впервые этот принцип был введен Законом РФ от 29.05.1992 N 2869-1 в целях расширения полномочий судей по единоличному порядку рассмотрения некоторых категорий гражданских и уголовных дел.

По действующему законодательству дела в судах первой инстанции рассматриваются единолично и только в случаях, предусмотренных федеральным законом, коллегиально в составе трех профессиональных судей. В соответствии с ч. 2 ст. 260.1 ГПК РФ дела о расформировании избирательных комиссий, комиссий референдума рассматриваются судом коллегиально в составе трех профессиональных судей. В ГПК РФ справедливо исключен институт участия народных заседателей, поскольку большинство гражданских дел по первой инстанции рассматривалось судьями единолично, народные заседатели привлекались редко, а если и привлекались, то их участие в процессе часто носило формальный характер. Судья, рассматривая и разрешая гражданские дела единолично, действует от имени суда.

2. В апелляционном порядке дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются единолично судьями соответствующего районного суда (ч. 3 ст. 7 ГПК РФ).

В апелляционном порядке дела по жалобам на судебные постановления судов общей юрисдикции, принятых по первой инстанции, рассматриваются коллегиально судом в составе судьи-председательствующего и двух судей.

В кассационном и надзорном порядке рассмотрение дел осуществляется коллегиально судом в составе судьи-председательствующего и не менее двух судей.

3. Для рассмотрения конкретного дела формируется состав суда. При его формировании учитывается нагрузка и специализация судей, используется автоматизированная информационная система. Согласно действию принципа независимости судей (ст. 120 Конституции, ст. 8 ГПК РФ) в ходе формирования состава суда исключается какое-либо влияние лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства. В случае обнаружения незаконного влияния на формирование состава суда, воздействия на судей, участвующих в рассмотрении конкретного дела, предусматривается уголовная ответственность (гл. 31 УК РФ).

Другой комментарий к Ст. 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Часть 1 комментируемой статьи дублирует положения ч. 1 ст. 7 ГПК о единоличном и коллегиальном рассмотрении дел.

Единоличное рассмотрение предусмотрено по всем категориям дел федеральными судьями судов общей юрисдикции и мировыми судьями (п. 3 ст. 3 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»), за исключением случаев, определенных федеральным законом.

К числу изъятий (т.е. случаев, когда дело по первой инстанции рассматривается коллегиально) следует отнести:

1) дела о расформировании избирательной комиссии или комиссии референдума (ч. 2 ст. 260.1 ГПК);

3) гражданские и административные дела, отнесенные к подсудности окружного (флотского) военного суда (п. 1 ч. 1 ст. 15 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации»);

4) гражданские и административные дела, отнесенные к подсудности гарнизонного военного суда (п. 1 ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации»).

2. Часть вторая комментируемой статьи воспроизводит положение о коллегиальном рассмотрении дела в судах кассационной и надзорной инстанций, закрепленное в ч. 4 ст. 7 ГПК. Коллегиальное рассмотрение в качестве общего правила предусматривается также в апелляционном порядке с 1 января 2012 г. (ст. 1 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»).

Сейчас только ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, УПК РФ и КАС РФ (из всех «чисто» процессуальных кодексов, т.е. мы не принимаем во внимание КоАП РФ), не регламентирует вопрос замены состава суда так, как бы это соответствовало основной идее ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантировавшей своим содержательным смыслом ещё в 1993 году персональную неизменность судебного состава. И даже т.н. «процессуальная революция»2018-2019 гг., привнесшая в ГПК РФ новеллы процессуальных правил о рассмотрении гражданских дел в апелляционных и кассационных судах общей юрисдикции, обязательности наличия высшего юридического образования у представителя, сопровождающего дело в областном (равном ему) и выше суде, обязательном ведении аудиозаписи и прочие нововведения, не ликвидировала очевидный практический пробел «многострадального» кодекса — ГПК РФ по-прежнему не знает императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено.

На наш взгляд, указанный пробел являет собой не просто пробел — с сугубо практической точки зрения это черствое и гнусное препятствие для активного участника дела, яро отстаивающего правоту своей правовой позиции в суде апелляционной инстанции (в частности).

Уже стало объективной истиной то, что в Московском городском суде дела, проходящие апелляционный этап, рассматриваются не только в списке «70-80 дел на один день одному составу суда в один зал», но и при проведении нескольких заседаний по делу разными составами суда, причем персоны этих составов зачастую меняются на 100%. Возникает вопрос: влияет ли это на качество рассмотрения дела, заслушивание и оценку позиций сопрящих по этому делу сторон, либо данное явление абсолютно не способно привести к постановлению неправильного апелляционного определения? На этот вопрос каждый коллега ответит по-своему с учетом собственного опыта работы по делам в Мосгорсуде.

Осмелюсь кое-что огласить из практики своего участия в подобных предприятиях. Очень сложное гражданское дело о взыскании неосновательного обогащения, сопряженное с исследованием иного сложного по объему и предмету дела и некачественно рассмотренное одним из районных судов Москвы по итогам 8-месячного слушания, попало в Московский городской суд, где первое заседание было проведено составом судей П., И. и М.

Наша сторона настраивалась так донести огрехи суда первой инстанции и сориентировать апелляционный суд на принятие решения по делу в определенном виде, что установка на встречу в лице судебного состава адекватности, грамотности и внимательности приобрела идею фикс.

12.08.2019 г. в ходе заслушивания доводов сторон состав суда П., И. и М. проявил небывалую внимательность, сразу оценив степень сложности дела и дав участникам процесса понять, что продолжительность его слушания определит качество рассмотрения этого дела и, как следствие, законность, обоснованность и справедливость принятого в апелляции судебного постановления. Двое судей из состава П. и И. по завершении заседания даже прокомментировали доводы апеллирующих сторон (решение по делу обжаловалось двумя спорящими сторонами одновременно), из которых следовало, что суд настроен предельно четко подойти к разрешению спорных вопросов.

Получив допинг уверенности и радости адекватности судебного состава, сторона моего доверителя тщательно готовилась к очередному заседанию по делу, отрабатывая уже озвученные аргументы и укрепляя свою позицию. Зная о том, что заседание по делу назначено на утро 12.09.2019 г. первым из всего списка на данный день, я и мой доверитель благодарно оценили подарок судьбы.

Но утро 12.09.2019 г. стало развиваться совсем не по тому сценарию, какой предполагался и нами, и ,возможно, тем составом суда. Обнаружив, что наше дело будет слушаться в другом зале и иным составом суда (Е., К. и О.), состояние стабильной уверенности моментально пропало.

Привычно доложив обстоятельства дела по его материалам, председательствующий Е. не пожалел времени на вопросы сторонам и устроил, мягко говоря, блиц-опрос по фактам дела прямо в судебном заседании. Из характера вопросов, акцентов председательствующего следовало одно: состав суда не ориентируется в материалах дела, даже несмотря на совершенный формальный их доклад… Результат: «решение суда первой инстанции оставить без изменения». Комментарии излишни.

Произошедшая в этом деле очевидно произвольная замена состава суда, которая ранее не так болезненно воспринималась в силу меньшей значимости (чем указанное дело) рассматриваемых у нас в Мосгорсуде дел, в одночасье кардинально переменила жизнь сторон этого дела, став для них разорвавшейся бомбой, которую никто не ждал.

Таким вот образом ГПК РФ с отсутствием в своем содержании императивного правила о том, что «рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено», сыграл злейшую шутку в судьбах участников спора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в п. 1 ст. 6 говорит о том, что каждый в случае спора о его правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона. Принцип независимости и беспристрастности суда должен обеспечиваться в том числе и порядком формирования состава суда, включая основания и порядок замены судей.

На первый взгляд кажется, что названные вещи чрезмерно теоретизированы и далеки от судебной жизни России, но так кажется до тех пор, пока собственными глазами не убедишься в чудовищности невоплощения данного принципа на практике, особенно на примере споров, подобных тому, что я рассказал.

Несоблюдение условия неизменности состава суда относится к числу существенных нарушений правил гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводств, влекущих отмену судебных актов вышестоящим судом. Но опять же, это явление характерно лишь для АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ. Над ГПК РФ, вероятно, законодатель решил изрядно пошутить.

Согласно АПК РФ дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или составом суда (ч. 2 ст. 18). То же самое предусмотрено п. 37 Регламента арбитражных судов, утвержденного Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.1996 г. № 7. АПК РФ допускает замену состава суда, не связанную с отводом либо самоотводом судьи или одного из судей либо прекращением или приостановлением их полномочий, лишь в случае длительного отсутствия судьи ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе (п. 2 ч. 3 ст. 18). Замена состава арбитражного суда в этих случаях вызвана объективной невозможностью (в связи с временным отсутствием судьи) либо практической нецелесообразностью (в связи с длительной задержкой разрешения спора) рассмотрения дела первоначальным составом суда.

УПК РФ наряду с АПК РФ допускает замену состава суда также лишь в случае невозможности кого-либо из судей продолжать участие в судебном заседании (ч. 2 ст. 242).

А КАС РФ в ч. 2 ст. 28 провозглашает, что административное дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или этим же составом суда.

Между тем ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, не содержит конкретных оснований, по которым может смениться состав суда, не связанных с отводом, самоотводом судьи либо прекращением или приостановлением его полномочий, а потому, на взгляд практиков и теоретиков права, фактически допускает произвольную замену состава суда, что собственно говоря и произошло в проиллюстрированном случае. И было бы легче, если б случай был один, но вопректи здравому смыслу таких казусов десятки, а то и сотни в практике Мосгорсуда.

При этом ч. 2 ст. 157 ГПК РФ определяет, что «разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей». И далее оговаривает: «в случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала». Однако снова — кодекс не предусматривает процедуру замены судьи, не отвечает прямо на вопрос о том, можно ли сменить одного судью или весь состав полностью, неубедительно доносит до читателя свой смысл, зарождая в его голове еще большее недопонимание.

Остается зацепиться за это выражение, прописанное в ч. 2 ст.157 ГПК РФ: «разбирательство дела происходит при неизменном составе судей», но и оно не находит поддержки у судов, даже несмотря на то, что представляет собой небросскую норму закона.

Как пишет Савин К.Г., «в настоящее время в судах общей юрисдикции по гражданским делам сформирована практика, согласно которой замена состава суда не требует оформления какого-либо процессуального документа уполномоченным на то должностным лицом (председателем, заместителем председателя суда, председателем судебного состава) и помещения его в материалы дела. Поэтому отсутствие в материалах дела процессуального документа о замене состава суда не свидетельствует о незаконности состава суда, принявшего решение, а потому не влияет на законность самого решения» (напр.: определения Пермского краевого суда от 02.04.2012 г. по делу № 33-2644/2012, от 04.04.2011 г. по делу № 33-3156/2011; определение Томского областного суда от 10.01.2012 г. по делу № 33-47/2012; определение Саратовского областного суда от 04.07.2012 г. по делу № 33-3733/2012).

Он же отмечает и то, что «имеется многочисленная практика тех же судов, согласно которой замена состава суда не должна обосновываться какими-либо уважительными причинами. Суды, проверяющие законность и обоснованность судебных постановлений либо только их законность, вообще не подвергают анализу уважительность причин замены состава суда и возможность рассмотрения дела первоначальным составом суда, указывая лишь на то, что нормы гражданского процессуального законодательства не определяют круг оснований, по которым возможна замена судьи» (определения Санкт-Петербургского городского суда от 26.03.2012 г. по делу № 33-3495/2012, от 25.07.2012 г. по делу № 33-10197/2012, от 18.06.2012 г. по делу № 33-7937/2012; определение Вологодского областного суда от 30.03.2012 г. по делу № 33-1053/2012; определение Воронежского областного суда от 24.07.2012 г. по делу № 33-3856/2012).

Только одно исключение нашел автор Савин К.Г., проведя трудоемкий анализ практики судов по данному вопросу — теоретические рассуждения Саратовского областного суда, изложенные в определении от 03.10.2012 г. по делу № 33-5761/2012, сочли, что «замена судей является исключением из правила о неизменности состава суда и допускается лишь при наличии уважительных причин (в случае отвода, болезни, нахождения в командировке, при устранении от работы в установленном законом порядке и т.д.)…». Больше таких позиций нет.

Казалось бы, состав суда по делу полностью сменился, и что Господа гневить, процедуры, хоть и формально, но придержался: заседание открыл, дело доложил, стороны опросил… Именно на этих аргументах многие областные (равные им) суды «выезжают» — они говорят: раз процедура соблюдена, в протоколе записано, что дело доложено, стороны заслушаны, то надо считать, что дело рассмотрено новым составом суда «с самого начала», как и полагается (определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.10.2012 г. по делу № 33-14165/2012, определение Вологодского областного суда от 12.10.2012 г. по делу № 33-4166/2012, определение Московского городского суда от 26.09.2012 г. по делу № 4г/9-5349/2012). Ну да… (у автора глубокое сомнение). Но зачем тогда запреты на подобное предусмотрены «родственниками» ГПК — АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, просто так что ли ?!

Даже при «бледности» ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, устанавливающей неизменность состава суда, вывод о неопустимости произвольной замены состава суда никуда не испаряется — регулятивный смысл ч. 3 ст. 14 ГПК РФ (в ред. от 29.07.2018 г.) предполагает все-таки однократность формирования состава суда для рассмотрения каждого дела.

Кроме того, мы забываем о том, что ч. 1 ст. 47 Конституции РФ нам гарантирует: «никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом». При скудности регламентационных возможностей ГПК РФ эта норма может быть применена судом в конкретном деле по свойству прямого действия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Однажды Конституционный Суд РФ в определении от 03.04.2014 г. № 656-О пояснил, что «установленный ч. 2 ст. 18 АПК РФ порядок замены судьи служит гарантией от произвольной передачи дела от одного судьи другому судье этого же суда либо от произвольной замены судей при коллегиальном рассмотрении дела. Если замена в составе суда, рассматривающего дело, произведена без наличия на то установленных процессуальным законом оснований, то сформированный подобным образом состав суда должен быть признан сформированным с нарушением ст. 18 АПК РФ, т.е. незаконным, что в любом случае влечет отмену принятого им судебного акта (пу.1 ч. 4 ст. 270 и п. 1 ч. 4 ст. 288 АПК РФ)». Аналогичной позиции придерживался и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлениях от 17.07.2012 г. по делу № А56-6180/2011, от 18.06.2013 г. по делу № А40-108801/2011 и от 15.10.2013 г. по делу № А10-3798/2012.

Логика запрета произвольной замены состава суда в АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, логика позиции КС России ясны как «белый день» — замена состава просто приведет к произволу либо некачественному рассмотрению дела, поэтому её нужно запрещать. Именно второй случай и проявился в деле моего доверителя, к тому же не столь безопасно — судьбы обеих сторон покалечены… Неясно одно — если законодатель так «крошит» ГПК, объявляя «процессуальную революцию», то почему он упускает очевидную вещь?! Загадка…
А пока… пока видится возможным применение ч. 2 ст. 157 ГПК РФ в системной взаимосвязи с ч. 2 ст. 47 Конституции РФ, обладающей свойством прямого действия, которое по своему общему смыслу воспрещает произвольно менять состав суда при рассмотрении конкретного дела. Как бы суды и другие чересчур опытные юристы-практики ни глумились, внимание судов в положение ч. 2 ст. 47 Конституции РФ все-таки следует «тыкать», в противном случае участникам гражданского судопроизводства на законное, объективное и исчерпывающее рассмотрение их дел подготовленным составом суда надеяться не придется.

То ли еще будет с этим ГПК…

Новая редакция Ст. 12 ГПК РФ

1. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Комментарий к Статье 12 ГПК РФ

1. Конституционный принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции) нашел отражение в основных положениях ГПК. Принцип состязательности основан на юридическом равенстве сторон в спорном материальном правоотношении и противоположности их материально-правовых интересов.

Принцип состязательности призван обеспечить полноту представления фактического и доказательственного материала, необходимого для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела. В соответствии с принципом состязательности каждая из сторон должна обосновать свои требования и возражения фактами и доказать эти факты. Гражданское процессуальное право обеспечивает состязательную форму процесса, наделяя субъектов доказывания равными правами в отстаивании своих позиций.

Закон обязывает стороны при подготовке дела к судебному разбирательству определить и раскрыть свои позиции по делу, обменяться имеющимися доказательствами. Принцип процессуального равноправия сторон подчеркивается в ч. 3 ст. 38 ГПК: стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности. Особенно отчетливо равноправие сторон проявляется в доказательственной деятельности, осуществляемой в состязательной форме.

2. Часть 2 ст. 12 ГПК РФ содержит указания на обязанность суда осуществлять руководство процессом доказывания, начиная со стадии подготовки дела к судебному разбирательству и до конца его рассмотрения по существу.

Сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, суд обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств и установления фактических обстоятельств с целью правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданского дела. Содержание ч. 2 ст. 12 ГПК РФ подтверждает существование в гражданском процессуальном праве принципа объективной истины, так как только на основании правильного установления фактов, имеющих значение для дела, возможно его правильное разрешение. Наличие принципа объективной истины в гражданском процессуальном праве подтверждается также содержанием ч. 2 ст. 56, ст. 59, 148, 362 и др. ГПК.

Другой комментарий к Ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. В части первой комментируемой статьи закреплены принципы состязательности и равноправия сторон. Принцип состязательности представляет собой правило, по которому заинтересованные в исходе дела лица вправе отстаивать свою правоту в споре путем представления доказательств, участия в исследовании доказательств, представленных другими лицами, путем высказывания своего мнения по всем вопросам, подлежащим рассмотрению в судебном заседании.

Сущность данного принципа состоит в том, что стороны состязаются перед судом, убеждая его при помощи различных доказательств в своей правоте в споре. Состязательное начало процесса является отражением естественного или адекватного поведения сторон с противоположными интересами в суде.

В соответствии с принципом процессуального равноправия сторон процессуальный закон обеспечивает равенство возможностей для заинтересованных лиц при обращении в суд, а также при использовании процессуальных средств защиты своих интересов в суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *